Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Армейский юмор

26 апреля 2004 04:00
496
0

Различных киношных отрядов специального назначения на нашем телевидении расплодилось очень много: политическая обстановка и всемирная террористическая угроза диктуют свои жанры в кинематографе. Но даже в условиях сурового военного времени не обойтись без хорошей шутки, что и доказывает новый сериал «Спецназ по-русски-2». О том, как снимался этот фильм, «МК-Бульвару» рассказал режиссер Стас Мареев.

Различных киношных отрядов специального назначения на нашем телевидении расплодилось очень много: политическая обстановка и всемирная террористическая угроза диктуют свои жанры в кинематографе. Но даже в условиях сурового военного времени не обойтись без хорошей шутки, что и доказывает новый сериал «Спецназ по-русски-2». О том, как снимался этот фильм, «МК-Бульвару» рассказал режиссер Стас Мареев.


О НАЗВАНИИ

— К сериалу «Спецназ» наш фильм «Спецназ по-русски» и сериал «Спецназ по-русски-2» никакого отношения не имеет. Это абсолютно разные жанры. Сериал «Спецназ» — это патриотический фильм, призванный выполнять определенные задачи, в котором шутки юмора практически отсутствуют. Там очень хороший режиссер Андрей Малюков, и мне посчастливилось с ним работать. Я участвовал в подсъемках сцен экшна, смотрел, как он выстраивает кадр, как работает с каскадерами. Практика была замечательная, это очень сильно помогло мне в работе. Но сравнивать два этих сериала нельзя. Наш сериал комедийный, местами пародийный: меня всегда очень смешит, когда в наших сериалах за столом сидят очень умные милиционеры и легко раскрывают преступления. И тут много подобных сцен, где якобы такие умные сидят и все разгадывают, только не в правильную сторону, а наоборот.

Я был против названия «Спецназ по-русски», я думал назвать «Боевые задания», чтобы никакого отношения к спецназу не было. Ведь боевые задания есть у военных, у боевиков, у террористов, у следопытов… Может, мое название не лучшее, скорее всего оно вообще плохое, но по крайней мере там нет слова «спецназ», от которого меня уже передергивает как от плохого вина. Не от самого слово, а в контексте какого-то сериала или кино.


О ТРЮКАХ

— Мне очень повезло с актерами, и я этим очень горжусь. Практически все, что делают смешного актеры в этом фильме, придумано ими самими. Я только успевал разгребать это все и следить, чтобы ребята не перегнули палку. Я просил, чтобы как можно чаще актеры все трюки делали сами. Они не выполняли их только тогда, когда это было опасно для жизни. Например, герой Самвела Мужикяна вылетает из окна пятого этажа из-за взрыва, пробивает стекло, летит вниз, а на фоне его падения взрываются окна. Конечно, сам актер этого бы не сделал, там был каскадер.

Но в другой раз, когда Самвелу Мужикяну и Андрею Сиганову надо было бежать по пустырю, а под ногами один за другим семь взрывов, они бежали сами, несмотря на риск. Была еще одна довольно опасная сцена. Посередине пруда стояла баржа, связанная с берегом узенькой железной плавающей понтонной дорожкой длиной метров 100. И вот по этой дорожке бежал Владимир Турчинский, а вокруг него — громадные подводные взрывы, которые практически сбивали его с ног. Если бы он упал в воду во время взрыва, его бы могло не просто оглушить, но и разорвать. Так что риск определенный был, но благодаря смелости Турчинского и профессионализму пиротехников эта сцена получилась одной из самых ярких.

Вообще, в нашем боевом сериале с огромным количеством выстрелов, взрывов, драк за весь съемочный период была всего одна царапина, и то в первый день: Андрей Федорцов поцарапался о колючую проволоку.


О ХИТРОСТЯХ

— Одной из самых захватывающих сцен был прыжок главных героев-спецназовцев с высоченной скалы в Кандагаре. Некоторое время Крест (Игорь Лифанов) и Динамит (Владимир Турчинский) парят в свободном падении и уже у самой земли раскрывают парашюты. Эту сцену, прыгая со скалы с камерой, нам сняли ребята из «Русского экстрима». А актеры «падали со скалы» в одном из павильонов «Ленфильма». Им пришлось нелегко: оказалось, что это достаточно непростое в физическом плане занятие: висеть два часа на высоте двух метров всего на одном тросе, прикрепленном к поясу. Особенно нелегко пришлось Турчинскому: пояс не подошел ему по размеру. Пришлось на ходу придумывать другую конструкцию без жесткого пояса, а она фиксировала и держала человека гораздо хуже. Но Турчинский мужественно выдержал и это испытание. А для двух планов Турчинского и Лифанова и вовсе сняли на цифровой фотоаппарат и запрограммировали их изображения в компьютерных человечков. В результате кое-где в фильме летят не настоящие актеры, а компьютерные модели.


О СПЕЦЭФФЕКТАХ

— Компьютерной графики вообще в сериале было много, но она практически не заметна для глаза. Один раз одна камера случайно сняла другую. Мало того, что на «снятой» камере отразились вспышки взрыва, «снимающая» камера в это время еще и двигалась. Компьютерщики не стали стирать камеру, а генерировали дерево с кустами, которые точно так же освещаются этими вспышками. Они вычислили скорость ветра, просчитали, как колышутся ветки и листики, и в итоге получилось абсолютное ощущение, что это живое дерево и живой куст.

Также был сгенерирован трехмерный крейсер «Аврора». Федорцову снится сон, как он со Стругачевым ворует «Аврору», и они ее, прикрепив к лодочке, ночью потихонечку уводят. Снять такое по-настоящему, естественно, невозможно. Или мне нужно было, чтобы над озером летало восемь вертолетов. Ну кто мне даст это снимать? Нарисовали на компьютере. Равно как и стрельбу специальной установки типа «катюша»: ракеты благодаря компьютерщикам летят по нужной мне траектории. Но больше секретов не расскажу, а то смотреть не интересно будет.