Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Кровь с молоком

3 мая 2004 04:00
440
0

Кейт Бекинсейл проснулась знаменитой после «Перл-Харбора», в котором сыграла медсестру — возлюбленную Бена Аффлека и Джоша Хартнета. Амплуа романтичной девушки продолжить не удалось. Следующая крупная роль досталась Кейт в фильме «Другой мир» — там она сыграла вампиршу. Видимо, получилось неплохо — аналогичную предложили в проекте «Ван Хельсинг». Накануне премьеры госпожа Бекинсейл рассказала «МК-Бульвару» о кровопийцах, корсетах и преимуществах жизни в Америке.

Кейт Бекинсейл проснулась знаменитой после «Перл-Харбора», в котором сыграла медсестру — возлюбленную Бена Аффлека и Джоша Хартнета. Амплуа романтичной девушки продолжить не удалось. Следующая крупная роль досталась Кейт в фильме «Другой мир» — там она сыграла вампиршу. Видимо, получилось неплохо — аналогичную предложили в проекте «Ван Хельсинг». Накануне премьеры госпожа Бекинсейл рассказала «МК-Бульвару» о кровопийцах, корсетах и преимуществах жизни в Америке.



— Год назад вы снялись в фильме про вампиров «Другой мир». В новом фильме «Ван Хельсинг» вы боретесь с Дракулой, Франкенштейном и человеком-волком…

— Да. Но, на удивление, я не люблю фильмы про вампиров. И никогда не любила. Мне всегда представляется что-то мрачное, готическое, где герои с бледными лицами и ярко-красными губами бродят в вечерних платьях. Но «Ван Хельсинг» — другой, в нем много экшна и приключений. И, несмотря на то что там тоже есть вампиры, он не похож на классические фильмы про вурдалаков. Примерно так я объясняю для себя, почему в нем снялась.

— Как вы думаете, почему фильмы про вампиров так популярны?

— Мне кажется, из-за символичности: кровь, пульсирующая вена, укусы на шее, само питье крови. В общем, из-за всей этой впечатляющей чепухи. Мою шею тоже покусали разные люди, в том числе и Дракула. Но я сама соглашалась кусать только в тех сценах, где это было совершенно необходимо.

— Кого вы играете?

— Анну — цыганскую принцессу. Вся ее семья на протяжении многих поколений хотела отомстить Дракуле, но он истребил весь ее род. Если он доберется и до Анны, то души ее предков никогда не обретут покоя и не попадут в рай. На ней лежит большая ответственность избавить их от Дракулы, но она не знает, как это сделать. Потом Анна встречает Ван Хельсинга и решает обратиться к нему за помощью, потому что только он знает, как уничтожить Дракулу.

— Вы верите в потусторонние силы?

— В смысле в Дракулу и Франкенштейна? Не знаю… Нет такого, что ночью я не могу уснуть из-за того, что боюсь каких-то монстров. Я с ними борюсь, так как у меня четырехлетняя дочь. У меня всегда под рукой игрушечный меч или что-то наподобие пистолета, и, когда Лили начинает чего-то бояться, я их хватаю и говорю: «Монстры не придут сюда, потому что, посмотри, какая у тебя крутая мама!» Хотя, может, немного и верю, так как слышала и слышу много разных историй, типа кто-то умер, но потом вернулся… Но во всякие гороскопы и тому подобное я не верю.

— На съемках вы почти все время были одеты в облегающий кожаный корсет и высокие черные ботинки. Не сложно в таком наряде играть?

— Если честно, я имею некоторое отношение к этому костюму. Режиссер Стивен Соммерс перед съемками сделал на компьютере несколько экшн-сцен и показал их фокус-группе, которая и посоветовала одеть героиню в эти большие ботинки. Мне это понравилось. А так как в «Другом мире» я носила похожий корсет, то и для «Ван Хельсинга» предложила что-то облегающее. В то время мне это казалось хорошей идеей, особенно для экшн-фильма. Но после трех месяцев съемок я отчаянно хотела избавиться от корсета. Особенно после ланча.

Но еще более ужасно было в этом костюме болтаться на проволоках на голубом фоне для съемок различных экшн-сцен. Сначала тебя всего обматывают ремнями — креплениями к проволокам, а потом сверху на это надевается корсет. Мало того что очень тесно, так еще ты оказываешься в четыре раза больше своего нормального размера. Скорее всего этого никто не заметит, но все равно чувствуешь себя неуютно.

— Помимо неудобства с костюмом сложно так много времени висеть на проволоках?

— Поначалу я нервничала, но потом оказалось довольно приятно болтаться в воздухе. Смешно было переворачиваться вверх ногами, когда Хью Джекмен (исполнитель роли Ван Хельсинга) хватал меня за лодыжки. В общем, весело.

— А на голубом фоне сложно играть? (На голубом фоне актеры снимаются для того, чтобы потом их изображение смонтировать с нарисованными на компьютере декорациями и различными существами. — «МКБ»).

— Нужно пустить в ход все свое воображение. Но вскоре привыкаешь, что вокруг тебя ничего нет. Но есть одна приятная вещь. Например, во время тренировок, особенно драк, сначала чувствуешь себя полным идиотом: у тебя ничего не получается, и не хочется вообще что-либо делать. Но потом начинает получаться и появляется уверенность. Здесь — то же самое. Я помню, когда Анджелина Джоли снималась в «Ларе Крофт», она говорила, как здорово делать то, что до этого ни разу не пробовал. Это абсолютная правда.

— Вы сами делали трюки?

— Я делала практически все, о чем меня просили. Но, если у меня что-то не получалось, приглашали дублершу.

— Вам нравится быть экшн-актрисой?

— Да, очень. Забавно, что в школе я любыми способами пыталась слинять с физкультуры. Я ненавидела бегать, прыгать и не переступала порог спортзала, пока не стала сниматься в «Перл-Харборе», для которого меня попросили немного потренироваться. Для «Другого мира» я тренировалась целых три месяца. А для «Ван Хельсинга» я училась танцевать, так как у меня есть сцена, где я танцую с Дракулой. Странно, я люблю танцевать с детства, но тут я обнаружила, что с пистолетом чувствую себя гораздо удобнее и увереннее.

— Как вам работалось с режиссером Стивеном Соммерсом?

— Я не была знакома с ним раньше, но слышала, что Стивен совсем нестрашный и недеспотичный режиссер. Его съемочная группа продолжает работать с ним снова и снова, никто не уходит, поэтому я была уверена, что будет очень милая рабочая обстановка. К тому же он сам писал сценарий, и я знала, что с ним не будет проблем.

— А с Хью Джекменом?

— У Хью репутация очень милого человека. До съемок я говорила: «Боже, надеюсь, это правда. Надеюсь, что я не спровоцирую его показать себя с другой — плохой — стороны», — и все в том же духе. И он действительно оказался таким хорошим. Хью удивительно профессиональный актер и очень веселый человек, на съемках мы прекрасно ладили. Например, однажды нам надо было сниматься по шею в ледяной воде, сверху на нас тоже лилась вода из дождевой машины. Это было ужасно: в намокшей одежде и так тяжело, а нам надо было еще и много плавать. Но мы здорово провели время, так как Хью все время нас смешил.

К тому же у него потрясающая жена и замечательный ребенок. Его сын Оскар как-то объявил нам, что теперь он и моя дочь Лили — муж и жена. В общем, было весело.

— Вы уже некоторое время живете в Лос-Анджелесе. Вам он нравится больше, чем ваш родной Лондон?

— В этот момент — да. Я обнаружила, что впадаю в депрессию, когда мрачно и холодно. Я не замечала этого, пока однажды не уехала из Лондона. Когда я вернулась, для меня это было шоком. К тому же в Англии меня знает больше людей. Даже когда я играла с Лили в песочнице, меня обязательно кто-нибудь фотографировал. Поэтому я всегда должна была быть уверенной в том, что хорошо выгляжу. А в Лос-Анджелесе киноактеры не такая уж редкость, тем более меня мало кто знает. И это здорово. В данный момент я как раз и показываю всем, кто я такая.

— Каким вы видите свое будущее?

— У меня нет каких-то определенных планов, все зависит от того, что мне в тот момент будет нравиться. Но скоро мой ребенок пойдет в школу, и, я думаю, это очень сильно повлияет на то, что я буду делать дальше. Я понимаю, что время, когда я везде таскала Лили за собой, подходит к концу, и мне, наверное, надо будет немного остепениться, засесть дома.