Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Работают с огоньком

24 мая 2004 04:00
271
0

Ежедневно сотни людей рискуют на работе своими жизнями. Известно о них немного, в основном из выпусков новостей. Но за сухими трагическими фактами лица и судьбы этих героев не проглядывают и вскоре стираются из памяти. Подвиг честных милиционеров воспет нашим телевидением сполна, но не только борцы с преступностью могут быть героями. Есть много других незаслуженно обиженных кинематографом профессий. Например, пожарные. Новый сериал «Команда „01“. Огнеборцы» как раз о них.

Ежедневно сотни людей рискуют на работе своими жизнями. Известно о них немного, в основном из выпусков новостей. Но за сухими трагическими фактами лица и судьбы этих героев не проглядывают и вскоре стираются из памяти. Подвиг честных милиционеров воспет нашим телевидением сполна, но не только борцы с преступностью могут быть героями. Есть много других незаслуженно обиженных кинематографом профессий. Например, пожарные. Новый сериал «Команда „01“. Огнеборцы» как раз о них.


Режиссер Исаак Фридберг: «Без пожарной службы Москвы мы бы этот фильм не сняли»

— Исаак Шаевич, как вы думаете, почему у нас практически нет фильмов про пожарных?

— Я даже не знаю, но считаю, что это несправедливо. Даже у американцев всего пара фильмов: «Ад в поднебесье» и «Обратная тяга». Они рискуют жизнью каждый день, каждый год погибает много людей. И мне кажется, они достойны того, чтобы про них рассказать, причем рассказать серьезно. Поэтому мы обратились в 28-ю часть за помощью и консультацией, однако многие пожарные из этой части еще и играли у нас. Пусть небольшие роли, но обстановку, атмосферу они передали. Без них мы бы этого не сделали.

— То есть они помогли не только советами, но и машинами, шлангами…

— Никогда в жизни не произносите при пожарном слово «шланг» — для них это оскорбление. У них это называется «рукав». А шланг, как они говорят, бывает только в огороде.

— А реальные случаи они вам рассказывали?

— Ну конечно. Все случаи, которые там описаны, основаны на реальных событиях. Сценарист Анатолий Галиев, прежде чем начать работу, познакомился с пожарными. К тому же у него был консультантом его друг, который всю свою жизнь прослужил в пожарных частях.

— И где вы устраивали пожары?

— В Москве и Подмосковье. Таких зданий довольно много: старые, полуразвалившиеся, подлежащие сносу. Однажды мы снимали в доме, который пожарные наизусть знают. Совершенно заброшенный дом, бомжи его регулярно поджигают, а пожарные по крайней мере несколько раз в месяц тушат. Ну и мы его немножко подпалили еще, но это, поверьте, никак не отразилось на его облике.

А вообще тяжело было работать. Потому что ходить по какому-то бомжатнику по колено в воде, в грязи, когда кругом горит огонь, жарко… Каждый раз, когда я приходил домой, жена всю мою одежду тут же отправляла в стиральную машинку.

— Пропахивали гарью?

— Да не только гарью. Вы представляете себе, что такое бомжатник, брошенное разрушенное здание, в котором десятилетиями накапливается черт знает что, не будем уточнять что, все это размывается водой, все эти запахи…

— Не было курьезов, что кто-то из съемочной группы называл пожарных пожарниками, на что они ужасно обижаются?

— Нет, такого не было, но курьезы подобного рода на съемках всегда случаются. На «Русских амазонках» (Фридберг был режиссером сериала. — Авт.) у нас был кадр, когда разбивается самолет. Мы сделали фанерные останки самолета, положили посреди поля и подожгли. Где-то через полчаса прилетел настоящий представитель МЧС: им кто-то позвонил и сообщил, что разбился самолет. Похожие истории были и на «Огнеборцах»: жители окружающих домов видели пожар и тут же звонили 01. Пожарные к нам не приезжали, так как дежурный по городу был предупрежден, но он нам звонил и говорил: «Ребята, тут уже поступило 25 звонков, народ переживает, тушите скорее».


Постановщик трюков Валерий Деркач: «Что такое огонь, мы знаем не хуже пожарных»

— Насколько сложно снимать огонь?

— Сложно, потому что трюки с огнем считаются трюками высшей категории. Одно дело просто поджечь; а поджечь, снять и потушить — это уже совсем другая задача.

— В американских фильмах каскадеров обмазывают каким-то специальным составом. А как у нас все это происходит?

— Так же. Мы сейчас покупаем такой же гель у американцев. То есть нельзя, конечно, обмазаться этим гелем и голым войти в огонь — сгоришь, но можно пропитать костюм, кожу промазать, волосы. По крайней мере ожогов не получишь.

— А термического ожога нет?

— К сожалению, от термического он спасает гораздо меньше: тепловой ожог в любом костюме и в любой маске можно получить. Не изобрели пока каких-то средств. Но этот гель дает возможность коже сопротивляться ожогу, потому что он сделан на основе фреонов, то есть холодит. Так что секунд 10 можно находиться в открытом огне, но не в каком-то очень злобном, суровом. Тем более огонь точно рассчитывается, я знаю, как он будет гореть, какие языки куда будут заворачиваться.

— И сколько стоит такой гель?

— От 100 долларов за литр до 400—500. Дорогое удовольствие.

— А сколько на человека надо… миллилитров, наверное?

— Литров! Я на «Огнеборцах» истратил 8 литров.

— А как вы поджигали дома?

— Ну как? Спичками, конечно. Сначала зажигаешь факел, потом от него объект. Но этим не я, а пиротехники занимаются. Там тоже есть разная специфика, можно газом сделать, можно соляркой. Если газом, то по всему зданию протягиваются газовые трубки с дырочками. Когда надо, они полыхают, когда не надо — закрываются. Но это тоже удовольствие дорогое, хотя у нас было. Соляркой поджигать проще, но сложнее тушить.

— У вас было уже много фильмов с огнем. Тем не менее что-то новое для себя узнали из разговора с настоящими пожарными?

— Что такое огонь, мы знаем не хуже пожарных. Но я и раньше знал, что есть такое понятие, как тяга, однако только тут понял, что недооценивал ее, что это очень страшная вещь. Тяга — это когда две точки (с высоким давлением и низким) с бешеной скоростью устремляются в воздух, раздувают огонь, перекидывают его на другие части. Если есть тяга, потушить огонь практически невозможно. Он распространяется очень быстро и гораздо выше по температуре, как в доменной печи. Недаром говорят, что хуже пожара быть ничего не может. Огонь — враждебная стихия для человека.