Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Девочка с севера

7 июня 2004 04:00
421
0

В свои 22 года Ксения Собчак известна не меньше, чем ее знаменитый отец. И совсем не потому (во всяком случае, не только потому), что является любимым журналистами персонажем светской хроники. Жизнь она ведет активную: МГИМО заканчивает, диплом пишет, ведет на ТНТ реалити-шоу «Дом-2. Любовь», в кино снимается… А еще Ксения переехала на новую квартиру, ремонтом которой опять-таки занималась самостоятельно.

В свои 22 года Ксения Собчак известна не меньше, чем ее знаменитый отец. И совсем не потому (во всяком случае, не только потому), что является любимым журналистами персонажем светской хроники. Жизнь она ведет активную: МГИМО заканчивает, диплом пишет, ведет на ТНТ реалити-шоу «Дом-2. Любовь», в кино снимается… А еще Ксения переехала на новую квартиру, ремонтом которой опять-таки занималась самостоятельно.



— Ксения, вы, похоже, совсем недавно переехали?

— Да. Сами видите: здесь еще не все доделано… Ваше издание первое меня здесь фотографирует.

— Когда создавали интерьер, чем руководствовались?

— На самом деле все здесь действительно создавала я, без дизайнера, без никого — только я и группа рабочих. Сама ездила за какими-то материалами, за плиткой, следила, чтобы все это подходило одно к другому, чтобы плитка была не битая. Мне хотелось, чтобы обстановка получилась строгой, выдержанной и вместе с тем уютной. Я не люблю всякие пуфики, рюшечки, это не в моем характере, я не такая девочка-девочка. Для меня уют в доме — нечто совсем иное: вещи, которые для меня что-то значат, от которых мне тепло.

— Не хочется вспоминать о грустном, но когда два года назад обокрали ваше прежнее жилье — на Фрунзенской набережной, вы хотели переехать оттуда немедленно.

— И я действительно практически сразу же нашла эту квартиру. Но ведь ее еще надо было купить, отремонтировать, обставить — на все это как раз и уходит года полтора. Да еще с нашими рабочими, на которых надо долго ругаться, чтобы они что-то делать начали.

— Тех, кто тогда вас обворовал, так и не нашли?

— Пока нет.

— У вас в окружении столько влиятельных людей, они, наверное, могли бы решить этот вопрос сами.

— Да, знаете, мне его таким способом и решать не хочется. Потому что я до сих пор уверена, что воры знали, где и что у меня в квартире лежит…

— То есть это кто-то из числа ваших знакомых?

— Я этот вариант не исключаю. Вот и думаю: зачем лишний раз в людях разочаровываться?

— Получается, вы даже рады, что ваши вещи не нашлись?

— Не то чтобы рада, но жизнь научила меня легко относиться к таким потерям (из квартиры, которую тогда снимала Ксения, воры унесли драгоценности на сотни тысяч долларов. — МКБ.). Да, это были дорогие вещи, и, возможно, они нелегко мне доставались, но в жизни бывает столько настоящих потерь… А это — всего лишь материальные ценности. Хотя среди украденного были и вещи для меня бесценные: папины подарки, фотографии… Представляете, украли фотографии. Это уже вообще чем-то маниакальным попахивает.

— Последнее время вас упорно величают «аспиранткой», а вы, по-моему, только в этом году МГИМО заканчиваете.

— Закончив четвертый курс факультета международных отношений МГИМО, я защитила диплом и получила степень бакалавра. Сейчас учусь в магистратуре. Буквально через пару недель мне снова предстоит защищаться и сдать госэкзамены.

— Тема диплома, если не секрет, какая?

— «Современные конфликты и участие международных организаций в их разрешении».

— Пишете сами?

— Сама. Сижу, строчу, собираю документы.

— Тема диплома вас действительно интересует?

— Да. А почему вы об этом так спрашиваете?

— Потому что бытует мнение: дети «с фамилиями» в институтах не учатся, а только числятся. На занятия им ходить не обязательно — «пятерки» и так в кармане.

— Скорее наоборот. Сейчас, когда ко мне возрос интерес, я стала особенно остро это чувствовать. Чем больше обо мне пишут, тем более скептически смотрят на меня преподаватели: ну ясно, блондинка, тусовщица, значит, полная дура. И буквально с каждым преподавателем мне приходится эту ситуацию переламывать. Сдашь несколько хороших работ, поработаешь на семинарах один за всю аудиторию — и отношение меняется, но это нелегко. Кстати, и не всегда получается. Недавно меня спросили в интервью: когда вы последний раз плакали, и я реально вспомнила, что это было три недели назад из-за экзамена по внешней политике. Я к нему очень хорошо подготовилась, написала достойную работу, пришла на собеседование к преподавателю. Ребята говорят: Ксения, он тебе все равно «пятерку» не поставит. И это притом что я к нему на все лекции ходила. Действительно, он начинает мне задавать один вопрос, другой, третий. Я отвечаю на все. И тогда он просто начал спрашивать меня не по теме… Словом, можно спросить, когда началась Вторая мировая война, а можно попросить перечислить всех участников поименно. Я получила «четверку» и очень расстроилась, прежде всего потому, что это было абсолютно незаслуженно.

— Расплакалась прямо в аудитории?

— Нет, сначала сказала преподавателю, что он не прав, потом вышла и…

— «Четверка» ваш красный диплом испортила?

— Нет, определенный процент «четверок» допускается, и у меня пока хороший запас.

— Как вы все успеваете? И диплом, и госэкзамены. Вот и недавно в кино снялись.

— Большая жалость, что в сутках всего 24 часа. При этом чем больше делаешь, тем больше успеваешь.

— Вы в кино снялись в какой роли?

— Сыграла американскую шпионку в новом фильме режиссера Сорокина. По сценарию, моя героиня летит в космос на орбиту и там соблазняет космонавта (его играет Владимир Стеклов). Он живет на станции «Мир», чтобы станцию не затопили.

— Говорят, в этом фильме будет сцена в душе, где вы будете полностью обнаженной.

— Нет, полностью обнаженной меня не увидят. Ни в этой сцене, ни в каких других. В самых откровенных вместо меня дублерша снималась. Мне предложили сыграть их самой, но я отказалась, потому что есть планка, которую я никогда не переступаю.

— Роль предполагала знание английского?

— Нет, но я бы с этим легко справилась.

— Сколько вы знаете языков?

— Английский и французский — в совершенстве. Испанский понимаю и могу объясниться, я его недавно начала учить.

— С чем вы связываете свое будущее?

— На данный момент мне интереснее всего телевидение, я бы хотела быть ведущей какой-то программы. И уже сейчас у меня есть несколько новых интересных предложений.

— Вы ни разу не пожалели, что приняли предложение вести реалити-шоу?

— Нет, это колоссальный опыт прежде всего — четыре месяца (с 11 мая по 11 сентября) каждый день по 6 часов на съемочной площадке. Конечно, бывает и плохо, и очень тяжело. Но, во-первых, меня честно предупреждали: работа без выходных, на улице, при любой погоде. А во-вторых, прежде чем что-то решить (это касается вопросов любой сферы жизни), я очень хорошо все обдумываю. Я понимала, на что иду, и внутренне готовила себя к самому худшему.

— У вас на съемках отдельный домик?

— Фургончик, где стоят стол, за которым я занимаюсь, стул, кровать и кресло, в котором меня красят и причесывают.

— Походные условия. Вы ведь к такому не привыкли?

— Можете мне не верить, но комфорт для меня не так уж важен. Та же съемная квартира на Фрунзенской, которую все описывали как суперэлитное жилье, на самом деле была обычной трехкомнатной, с не самым лучшим ремонтом и мебелью. И я себя там очень хорошо чувствовала. Что меня действительно убивает — если со мной самой что-то не так: с ногтями, например, или волосы не причесаны.

— Участники реалити-шоу нередко получают некую выгоду, играя на своих личных отношениях. «Романсы» и «финансы» пересекаются… В вашей жизни тоже?

— Я бы не стала так говорить. Просто у мужчин, с которыми я когда-либо встречалась, то же понимание жизни, что и у меня. И неотъемлемая часть этого — финансовое благополучие. Слава богу, я не настолько нуждаюсь в деньгах, чтобы выбирать мужчину, исходя лишь из одного: насколько он состоятелен. Но мы должны быть равными по положению, иметь схожие интересы — по-настоящему серьезные, долгие отношения могут сложиться лишь с тем человеком, с которым у тебя много общего. По-моему, это нормально. А меня вечно представляют как такую стяжательницу.

— Поминают вам машины и драгоценности, подаренные мужчинами-бизнесменами. А вы сами подарки делать любите?

— Очень. Причем всегда стараюсь, чтобы подарок был с каким-то смыслом, чтобы человек ощущал, что о нем позаботились… Вот недавно, например, у самой близкой моей подруги был день рождения. Она как-то обмолвилась, что хочет кальян. Так я пол-Москвы обегала, чтобы купить ей кальян красивый.

— Не хотели бы заняться благотворительностью?

— Во-первых, я уже ею занимаюсь. Есть Фонд Анатолия Собчака. Мы с мамой — президент и вице-президент этого фонда. Мы выделяем деньги на благоустройство Санкт-Петербурга и повышенные стипендии студентам Петербургского университета. Благотворительность — дело интересное. Только у нас в стране сложное отношение к деньгам…

— Люди не готовы с ними расстаться?

— Да как раз готовы. Вопрос в том, чтобы показать, что ты человек состоятельный. Вот пару лет назад в Санкт-Петербурге был закрытый концерт Элтона Джона с последующей распродажей костюмов певца в помощь больным СПИДом детям. На этой распродаже были богатейшие люди, для которых заплатить две или даже десять тысяч долларов — раз плюнуть. Думаете, кто-нибудь что-нибудь купил? Нет. И не потому, что пожалели денег. А потому, что в том же зале сидели журналисты, которые на следующий день осветили бы мероприятие в газетах, сделав упор отнюдь не на его благие цели, а на то, что новые русские сорят огромными деньгами. У меня лично есть идея: когда наше общество немножко до этого дорастет, организовывать благотворительные балы, шикарные ужины, чтобы собранные средства шли нуждающимся.

— Но вы и сейчас можете что-то сделать. Например, продав одно из своих платьев, помочь больному ребенку.

— Если будет такая возможность, я не задумываясь это сделаю. Я просто не представляю, как это можно чисто технически организовать.

— Скажите, мужчин обычно вы выбираете или они вас?

— Думаю, подсознательно первой свой выбор всегда делает женщина. Она разрешает взглядом, жестом к себе приблизиться. И если мужчина в ней тоже заинтересован, он делает свой шаг.

— Вам случалось быть отвергнутой?.. Ну вот посылаешь энергетический посыл, а мужчина на него ну никак не реагирует.

— Нет. Если он изначально не реагирует, то только еще больше этим меня заинтересовывает. И я в итоге добиваюсь своего.

— Вы никогда не любили безответно? Или вот, например, пришла другая девушка и увела вашего избранника?

— Нет, не было такого. Если только в детстве.

— То, что Анастасия Волочкова увела у вас бойфренда, — враки журналистов?

— Это сплетни. Была другая ситуация, тоже, кстати, довольно некрасивая. И я считаю, что вышла из нее победительницей. Молодой человек от меня не уходил, мы вместе жили… Был факт измены, бесспорно, неприятный.

— И вы измену простили?

— На тот момент да. Может, потому, что еще не все знала. Тогда меня гораздо больше удивила позиция Анастасии. Она уверяла меня, что мы подруги, и при этом делала несовместимые с этим вещи.

— Правда, что вы с ней потом чуть не подрались на конкурсе «Мисс Россия»?

— Ну, были такие моменты, да. Я вообще человек импульсивный.

— Вы не хотели отомстить Волочковой?

— Ей уже жизнь достаточно отомстила. Единственный плюс в этой ситуации — то, что я заметила некоторые черты ее характера раньше, чем все остальные. Для меня этот ее образ — «ах, добрые люди, какая атмосфера, я всем желаю счастья» — был полон фальши изначально. И вот жизнь все расставила на свои места.

— В личной жизни — никаких перемен?

— Нет, мы по-прежнему встречаемся с Алексом. (Алекс Шусторович — известный бизнесмен. — МКБ.)

— Живете вместе?

— Нет. Сейчас это было бы сложно для нас обоих. Плюс к тому, мне кажется, совместное проживание может испортить наши с Алексом отношения, а я ими очень дорожу.

— Так вы никогда одним домом и не жили?

— Нет. Мы просто встречаемся и вместе проводим время.

— Но вы о нем как-то по-женски заботитесь: готовите, например, что-нибудь вкусненькое?

— Один раз я приготовила ему омлет. Рецепт у бабушки спросила. Алекс его героически съел и даже поблагодарил, но попросил впредь ничего больше не готовить. Мое фирменное блюдо — чай из пакетика.

— Вы с Алексом где познакомились?

— В ресторане. При достаточно печальных обстоятельствах — на годовщине смерти отца. Наши общие знакомые сказали мне, что со мной хочет познакомиться один очень хороший человек, потом мы все вместе сидели за столом и разговаривали.

— И он вам сразу понравился?

— Нет, но я сразу поняла, что он человек необычный и интересный. Год мы просто дружили. Алекс очень красиво за мной ухаживал. Но никакой близости у нас не было.

— Чем же он вас все-таки завоевал?

— Терпением и пониманием. Он не подходил слишком близко, пока я этого не захотела.

— То есть, грубо говоря, вы могли приехать к нему домой, и он к вам не приставал?

— Нет, таких ситуаций у нас вообще не было, потому что я не ездила к нему домой. Мы могли встретиться, посидеть в ресторане. Причем я могла неожиданно встать и сказать: все, мне нужно уходить. И он не спрашивал: куда, зачем, почему ты не хочешь со мной досидеть. Он вел себя очень тактично, никогда не давил на меня.

— Замуж пока за Алекса не собираетесь?

— Нет. Я замуж пока не хочу, я карьеру делаю.

— По-моему, когда любишь, хочется с этим человеком все время быть вместе, заботиться о нем, носить его фамилию.

— Какая фамилия может быть лучше моей? Я свою — ни за что не поменяю и детям своим передам. Потому что я очень горжусь своей фамилией, и я последний в нашем роду человек, который ее носит.

— Как вы думаете, отец гордился бы вами?

— Думаю, да. Папа гордился мной и при жизни. Всегда в меня верил и знал, что у меня все получится.