Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Девичья фамилия

Виталий Бродзкий
1 июля 2004 04:00
1543
0

Анна Терехова этих советов не понимала. А позже чуть не рыдала, возвращаясь домой после очередной кинопробы. Режиссеры звали ее исключительно на одну роль — «молодой Маргариты Тереховой». Кто-то говорил об этом прямо, кто-то тщательно скрывал мысль за красивыми словами. Сегодня Анна Терехова доказала свое право носить эту фамилию. И только один человек иногда все-таки просит взять псевдоним — ее знаменитая мама.

Анна Терехова этих советов не понимала. А позже чуть не рыдала, возвращаясь домой после очередной кинопробы. Режиссеры звали ее исключительно на одну роль — «молодой Маргариты Тереховой». Кто-то говорил об этом прямо, кто-то тщательно скрывал мысль за красивыми словами.

Сегодня Анна Терехова доказала свое право носить эту фамилию. И только один человек иногда все-таки просит взять псевдоним — ее знаменитая мама.

В детстве Аня несколько смущалась своей фамилии — она казалась ей какой-то резкой, не совсем звучной. Когда в школе ее громогласно вызывали к доске, она внутренне сжималась. Почему-то сразу краснела, начинала лепетать что-то несуразное. Анна Хашимова — так ее звали до тех пор, пока она не решила взять фамилию мамы, более мелодичную и такую родную.

Российская прима Маргарита Терехова и болгарский актер Сава Хашимов познакомились во время съемок фильма «Бегущая по волнам». Это была безумная страсть — без скучного планирования будущего и каких-либо обязательств друг перед другом. Однако когда стало ясно, что скоро у Маргариты Тереховой появится ребенок, Сава решил круто переменить свою жизнь. Один из самых модных болгарских актеров прислал Маргарите письмо, в котором говорилось, что он решил на ней жениться. Через некоторое время он перебрался в московское театральное общежитие к своим женщинам — Маргарите и Ане. Он был очень заботливым отцом. Мог кипятить пеленки, бегать рано утром за молоком, гулять со своей дочкой. Но эта идиллия продлилась недолго. Когда Анне исполнилось три года, ее мама и папа по обоюдному согласию расстались: у молодого перспективного актера в чужой стране просто не было будущего.

Анна: «В прошлом году я была в болгарском городе Нессетр, ходила по тем улочкам, где когда-то мама познакомилась с папой. И поняла: это такой город, в котором невозможно не влюбиться. Некоторые не поняли тогда папу, посчитали, что он бросил семью. Но это не так. Когда я родилась, у него был совершенно потрясающий порыв. Я считаю, что он совершил подвиг. Он искренне надеялся, что у него получится жить в СССР. Он ведь хорошо знал язык. Но тогда болгарскому актеру почти невозможно было найти работу в Союзе. Тем более что мама жила в актерском общежитии. Сами можете представить, какие были условия. Но я совершенно на него не в обиде. Когда год назад я приехала в гости к папе, которого не видела десять лет, мы встретились как родные. Его новая семья, мой болгарский брат Коля — все ко мне относятся потрясающе».


Моя вторая мама

Обычно, услышав фамилию Терехова, Анну спрашивают прежде всего о ее знаменитой маме. Реже — об отце. Но никогда — о бабушке. Хотя именно бабушка, Галина Станиславовна Томашевич, преподала ей азы актерской профессии.

Анна: «Помимо того что она была необычайно красивой женщиной — рыжеволосая, с зелеными глазами — настоящая полька, она слыла великолепной актрисой. Я ее, кстати, никогда не звала бабушкой — либо по имени, либо просто мамой. Благодаря маме Гале у нас дома всегда звучали романсы, стихи. Чтобы мы с ней просто сидели — такого я не помню. Нет! Все время какие-то этюды, с ходу придуманные истории. На прогулке мы не пропускали ни одного дупла — мама Галя тут же начинала рассказывать сказки про царевну Несмеяну, которую заколдовали, и она живет теперь в этой дырочке. Иногда она читала передо мной, девчонкой, все свои роли. Так я с детства узнала практически всю классику».

Вечерами мама Галя постоянно что-то вырезала из газет и журналов, аккуратно складывая бумажки в темную папочку. Однажды, когда Гали не было дома, маленькая Аня тайком заглянула в ту папочку. И очень разочаровалась: ни тебе цветных картинок, ни красивых фотографий. Только изречения знаменитых людей.

Много позже актриса Анна Терехова именно по тем высказываниям, которые коллекционировала мама Галя, будет строить свою жизнь. Когда ей совсем плохо, она вспоминает изречение Тургенева: «Счастье — как здоровье: когда его не замечаешь, значит, оно есть». Тут же думает, что у нее есть замечательная работа, прекрасный сын, талантливая мама — и хандра отступает.

Анна: «У мамы Гали была сложная, но интересная жизнь. В детском возрасте она потеряла родителей, в три года попала в детский дом. Позже она решила стать актрисой. Занималась ночами напролет, но поступила в Симферопольское театральное училище».

Позже юную барышню пригласили в Симферопольский драматический театр. Но вскоре местное руководство театра отправило Галину куда подальше. А именно — в Москву, к самому Таирову. Актрису снабдили рекомендательным письмом: мол, потенциал у девушки очень большой, ей нужно попробовать свои силы на столичных подмостках.

Анна: «Это письмо до сих пор хранится у меня. Однако тогда рекомендации так и не понадобились. Когда мама Галя приехала в Москву, оказалось, что Таирова арестовали. Ей, правда, об этом не сказали: объяснили, что мэтр болен и не может принять молодую артистку. Тогда бабушка пошла на актерскую биржу. Там ее заметили и отметили, предложив все главные роли. Но — в Свердловске. Бабушка согласилась».

Именно там, в Свердловске, польская красавица Галина Томашевич встретила актера Бориса Терехова, от любви с которым родилась их дочь — будущая знаменитая актриса Маргарита Терехова. Театральная династия была продолжена.


Жизнь на коне

Поначалу родительские гены у Ани никак не проявлялись. Долгое время она мечтала стать конюхом. Не последнюю роль в этом ее увлечении сыграла мама и ее знаменитая Миледи в фильме «Д'Артаньян и три мушкетера».

Анна: «Вообще-то мама очень неохотно брала меня на съемки — только изредка, во время моих школьных каникул. И вот — настоящее счастье, я еду на съемки картины „Д’Артаньян и три мушкетера“! Все „мушкетеры“ тогда, включая маму, ходили на ипподром заниматься верховой ездой. И, как видно в фильме, выучили их всех очень неплохо. Миша Боярский, тот точно все трюки выполнял сам. И хотя маме давали некоторые поблажки — ей нужно было просто красиво держаться в седле, она научилась ездить хорошо. Помню, когда я пришла на ипподром — а мне было лет десять — все происходящее меня буквально заворожило. И я тоже решила красиво сидеть в седле, ухаживать за лошадьми, дневать и ночевать на ипподроме. Лошадь — удивительное животное, кроме физической подготовки она дает ни с чем не сравнимое ощущение общения. Вот я и стала каждый день прибегать на ипподром уже после съемок, вернувшись в Москву. Иногда удирала с уроков. А одно время даже конюхом работала у мастера спорта Виктора Угрюмова. Чистила коней, занималась выездкой. Причем я занималась лошадьми, которые участвовали в мировых соревнованиях. Как сейчас помню коня по кличке Абакан. Очень я к нему привязалась. Это был настоящий лидер. Но его отравили на соревнованиях за границей — иностранцы испугались проигрыша».


Наследница по прямой

Но стать конюхом Анне было не суждено. На ее пути появился человек, который ясно дал понять: тебе надо быть актрисой, все остальное — ерунда. Этого человека звали Роман Виктюк. Анна Терехова дебютировала в его телеспектакле «Девочка, где ты живешь?» по пьесе Михаила Рощина.

Анна: «Сейчас даже точно не могу вспомнить свои эмоции от первого выхода на сцену. Но зато я сделала для себя выводы — что это за профессия. Раньше я только понаслышке знала, что летом могут снимать зиму, а зимой — лето. А тут с удивлением обнаружила, что в центре Москвы, в Сокольниках, возможно снять совершенно деревенский пейзаж, с деревянными домами. Помню, было безумно холодно, а Виктюк заставлял меня ходить нараспашку, без варежек. Мама тогда крепко с ним сцепилась: мол, что ты мою дочь морозишь. А он в ответ: сама ей эту профессию выбрала!»

Маргарита Терехова, конечно же, ничего для своей Анечки не выбирала. Но Роман Виктюк тогда чутко уловил: с такими генами, с такой мощной личностью рядом Анна Терехова просто обязана стать актрисой. Поэтому он не только убедил Маргариту, что ее дочери надо идти в театральное училище, но и сам лично занялся ее подготовкой к экзаменам.

Анна: «Роман Григорьевич как раз репетировал спектакль „Чинзано“ по пьесе Людмилы Петрушевской — в то время она считалась запрещенным автором. Помню, я приезжала к нему каждый день. Сначала смотрела, как он репетирует, а это — незаменимая школа для любого актера. Потом мы начинали заниматься: я что-то читала, он меня поправлял, давал советы».

— Как это свойственно Роману Виктюку — с обязательными нецензурными отступлениями?

Анна: «Нет! На меня он совсем не ругался. Он мог в какой-то момент вспылить, повысить голос, чтобы я в ответ встряхнулась, потихоньку избавляясь от своих комплексов. Я ведь была жутко стеснительной. Когда в первый раз решила поступать в театральный институт, даже не смогла подать заявление. Подошла к ГИТИСу и поняла: я не только в здание войти не в состоянии, но даже скверик для меня — запретная территория. Мне хватило вида гордых курящих студентов. Тогда я просто развернулась и убежала».

В театральное училище скромница Аня поступала аж три раза. Во время первых двух попыток главной задачей для нее было не раскрыть образ героини, не заворожить приемную комиссию, а… унять дрожь в коленках.

Роман Виктюк дал Анне хороший материал. Но главным ее козырем стала настоящая фольклорная сказка, которую она читала вместо басни. Как раз перед третьей попыткой Аня вместе с мамой поехала на гастроли. У Маргариты Тереховой тогда был свой коллектив — музыканты, актеры. Играли мюзикл Раймонда Паулса «Сестра Керри» и фольклорные песни. Фольклором Анна и занялась. Ей помогали профессиональные певцы, которые пели в ансамбле Покровского. Довелось послушать настоящих деревенских бабушек, их замечательные голоса, неповторимые обороты речи.

Анна: «Когда я читала эту сказку, в приемной комиссии все падали, глядя на меня! В итоге меня зачислили на курс Евгения Лазарева как острохарактерную актрису. Но потом почему-то моя острохарактерность была востребована лишь изредка. Но я ее стараюсь проявлять, как только появляется подходящий случай. Обожаю быть смешной на сцене. Это намного сложнее, чем другие образы, например, драматические».

— Неужели мама постоянно была в стороне от творческих исканий дочери?

Анна: «Она такой человек — никогда ни на чем не настаивает! Ни в выборе профессии, ни в личной жизни. Она мне может что-то посоветовать, порекомендовать, но выбор всегда за мной — однозначно! Когда я ей объявила, что хочу быть артисткой, она сказала: „Пожалуйста! Если тебе понадобится моя помощь, помогу, но только советом. Ты мне можешь что-то почитать, например“. Но маме я читать не могла, у меня просто наступал ступор. Все-таки она для меня — настоящий авторитет. В итоге я „тренировалась“ на ее друзьях. Читала им что-то постоянно, только так нарабатывается навык не бояться чужих людей».

— Однажды вы признались, что вам, увы, так и не удалось сблизиться с мамой. Почему?

Анна: «Неужели я так сказала? Не знаю, может, это было давно. Я знаю только одно: если у сына с матерью связь прерывается где-то года в двадцать три, то у дочери с матерью — связь на всю жизнь. Поэтому, что бы там ни было, я мамина дочка. Мама как-то сказала, что вопреки всеобщему мнению дети выбирают своих родителей. И я с ней согласна. Я выбрала ее — и со всеми ее положительными качествами, и с теми, с которыми нам всем приходится справляться».


Служебный роман

Кажется, Анна выбрала не только профессию мамы, но и ее судьбу. По крайней мере многие находят параллели в личной жизни двух Тереховых. Аня, как и мама, довольно рано родила ребенка. Тоже по безумной любви. Муж — Николай Добрынин, актер, известный по работам у Романа Виктюка, а также по многим сериалам. Сейчас Аня сама воспитывает сына.

Анна: «С Колей все случилось так неожиданно! Мы познакомились в ГИТИСе, Коля раньше закончил учебу. Какой у них был курс — Дима Певцов, Володя Виноградов, Коля! Знаете, как бывает: курс уже выпустился, а шлейф за ним все тянется. Димку Певцова после института взяли на Таганку, Колю — в „Сатирикон“. Красавцы, да еще талантливы. Боже мой, как можно было не влюбиться!»

Сначала Аня долго пребывала в потрясении от роли Дмитрия Певцова в спектакле «Федра». Но потом увидела в «Сатириконе» «Служанок» Романа Виктюка с Добрыниным и сделала свой выбор.

Анна: «Я стала ходить на все его спектакли. Потом так случилось, что нас познакомил наш однокурсник. С Колей мы в итоге прожили восемь лет. Хотя мы с ним расстались, у нас сохранились хорошие отношения. Несмотря ни на что, я ему благодарна».

— А почему расстались, если не секрет?

Анна: «Это были причины чисто бытовые, если можно так сказать».

— Вы родили сына в восемнадцать лет. Как отреагировала мама, узнав о беременности любимой дочки?

Анна: «Она сначала долго молчала. И только потом сказала: «Ну и рожай, а на мое молчание не обращай внимания — это шок! Такой «бум!» А ведь я очень боялась ей признаться. Не знала, как она отреагирует. Ну, а что сделаешь? В те годы все получалось настолько легко. Ты не о чем не задумываешься, живешь сегодняшним днем. Вот сейчас я хочу ребенка, у меня уже совсем другие условия жизни, но я думаю: «А что, а как?!» Повзрослев, сразу находишь себе массу причин для сомнений».

Когда маленький Миша только появился на свет, молодой семье пришлось нелегко. Анна не стала брать академический отпуск, продолжала учиться.

Анна: «Когда я сдавала экзамены, с Мишей сидели мои однокурсники, а он спал в коляске. Иногда я его закутывала — и на балкон, а сама в это время бегала на лекцию. Успевала. Видимо, с самого раннего детства Миша привык к такому ритму и не сердится на свою „летучую“ маму. Он рано стал самостоятельным. Конечно, ему меня иногда не хватает, но он понимает, что по-другому быть не может».


Школьный поцелуй

Говорят, актерство — болезнь неизлечимая. И Анна иногда жертвует личной жизнью ради профессии.

Анна: «Он был доктором-физиотерапевтом. Из Франции. Звал замуж, но для этого надо было уезжать за границу. Я очень хорошо помню момент, когда сделала окончательный выбор. Стою за кулисами, а в голове сумбур: уехать — не уехать. И буквально за шаг до выхода на сцену вдруг понимаю: «Господи, этого у меня там никогда не будет! Неужели все? Конец?» Нет, такого я допустить не могла. И сегодня ни о чем не жалею. А Сергей Проханов, в чей «Театр Луны» я тогда только-только пришла, сразу дал мне роль в спектакле «Ночь нежна».

— А вы, оказывается, девушка влюбчивая!

Анна: «Да-да-да!»

— Свою первую любовь помните?

Анна: «Помню! Это был первый-второй класс. Мальчика звали Максим Белов, такой симпатичный, замечательный. Мы сидели за одной партой, вот я и влюбилась. Нас даже за постоянные разговоры во время урока выгнали из класса. Мы стояли за дверью, я страшно перепугалась — первый раз в жизни такая ситуация. Но все было так поэтично. И представляете, когда он сам в меня влюбился, я его разлюбила. Потом были какие-то другие влюбленности. А в восьмом классе одна из них чуть не закончилась женитьбой. Его звали Андрей, он был таким красивым — настоящий спортсмен (видимо, у меня к спортсменам любовь еще от бабушки. Она иногда говорила: „Вот это — мужчины. Ну ничего не могу с собой сделать — широкие плечи, и… все“). Так что я с собой не борюсь, если уж это наследственное. И вот с тем Андреем у меня был первый поцелуй. Помню, прихожу домой, а у меня — во-о-о-т такие губы! Надо отдать должное бабушке, она сделала вид, что не заметила».


Большая перемена

Сегодня Анна Терехова — ведущая актриса столичного «Театра Луны». На сцене она частенько удивляет своей пластикой: вдруг во время монолога на шпагат сядет или па-де-де продемонстрирует.

Анна: «В раннем детстве я занималась гимнастикой, растяжка была хорошая. Но только в театре Аллы Сигаловой все это закрепилось. У нас был очень серьезный ритм — настоящий балетный станок, балетные нагрузки. Наша труппа состояла из пяти человек, мы по полтора часа не уходили со сцены».

— Вас ведь прочили на острохарактерные роли. Как вы попали в театр, где все построено на танце, пластике?

Анна: «Это все благодаря Коле, с которым мы тогда жили вместе. Он привел меня туда за руку. Я как раз заканчивала ГИТИС, хотела идти в серьезный драматический театр. И у меня даже были предложения. А Коля уже работал в „Сатириконе“, лично знал Аллу Сигалову. Когда она создавала свой театр и пригласила его к себе, он неожиданно согласился. Тогда это был поступок — уйти из знаменитого театра в неизвестность. А поскольку у нас с ним тогда пылали чувства романтической любви, на гребне этой волны Коля сказал мне: „Ты тоже должна пойти к Сигаловой“. Я пребывала в растерянности. Мои педагоги — тоже. Но Коля настоял на своем, за что я ему безмерно благодарна. Это такой опыт, который является для меня основой всего того, что я сейчас делаю в театре. Алла дала мне мощный стержень, умение правильно держаться на сцене, владеть своим телом. К тому же это были одни из самых лучших лет в моей жизни. Мы жили одной семьей. Всюду ездили вместе, повидали весь мир».

— Мама долго не давала вам советов. А как сейчас? Я, например, на многих ваших премьерах видел в зале Маргариту Борисовну.

Анна: «На двух спектаклях она еще не была. Она — нелегкий для меня зритель. Мама на все имеет свое четкое мнение. Если ей что-то не нравится, она никогда не скажет мне, что все хорошо. Замечания иногда бывают довольно жесткими. Но поскольку у нее режиссерский взгляд, все, что она мне советует, стараюсь исполнять. Иногда доходит до конфликтов. Мама говорит: «Не делай так. Скажи об этом режиссеру». Но как я могу сказать? Помню, когда я работала у Сигаловой, маме что-то нравилось безоговорочно, например, спектакль «Отелло», а вот в «Саломее» она бы что-то переделала. И всегда говорила Алле — надо так. Алла отвечала очень мудро: «Как я могу изменить своему ребенку ушки или носик?»

Самую необычную новость Анна Терехова выдала мне в конце интервью. Она, давно заслужившая право носить громкую фамилию своей матери, в ближайшее время появится под фамилией… Хашимова. Случится это в фильме «Чайка», который сняла ее мама, Маргарита Борисовна. Сын Сергей Терехов и дочка Анна Терехова играют в нем главные роли.

Анна: «В какой-то момент мы с мамой решили, что в одном фильме такое количество Тереховых — это многовато. Поэтому в титрах я буду зваться Хашимовой. Теперь, много лет спустя, эта фамилия уже не кажется мне резкой и незвучной».