Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Три таксиста три веселых друга

19 июля 2004 04:00
459
0

Трудно плюнуть на все прошлые идеалы, забыть свои уже далеко не детские мечты и перестать воспринимать мир как помрачневшую кошмарную реальность. Сложно, но можно. Это доказывают главные герои нового фильма киностудии имени Горького «Одни, без ангелов», который выйдет на большие экраны в конце этого года.

Трудно плюнуть на все прошлые идеалы, забыть свои уже далеко не детские мечты и перестать воспринимать мир как помрачневшую кошмарную реальность. Сложно, но можно. Это доказывают главные герои нового фильма киностудии имени Горького «Одни, без ангелов», который выйдет на большие экраны в конце этого года.



«Наше кино — о приметах современной жизни, о жестких и жестоких взаимоотношениях людей в период переходного времени. С перестройкой время перемен не закончилось, нет. Оно продолжается, и неизвестно, сколько еще будет продолжаться. Поэтому наша история не привязана к какому-то году: это собирательный образ 90-х и начала 2000-х. И интересна она будет не только пожилым людям, но и молодым, потому что эта история о людях, которые по тем или иным причинам не вписались в поворот жизни».


Александр Бруньковский

ТИТРЫ

ОДНИ, БЕЗ АНГЕЛОВ

Россия, 2004

Производство: Киностудия им. Горького

и Издательский дом «Полиграф-пресс»



Герои фильма — пенсионеры, попавшие в водоворот переходного времени. Бывший знаменитый футболист Деев (Анатолий Васильев), полковник в отставке Тарасов (Олег Табаков) и бывший слесарь ЗИЛа Сироткин (Владимир Краснов) живут в одном подъезде. В этом новом времени они ощущают себя никому не нужными. Но они смогли перебороть себя, не опустить руки и снова заставить гореть свои глаза, объединившись в одном деле и организовав частную таксомоторную службу на Белорусском вокзале, а потом и частную гостиницу…

На Белорусский вокзал «МК-Бульвар» прибыл ровно в 16.00. На улице прямо перед платформами поездов дальнего следования расположилась съемочная группа. Должна была сниматься сцена, где Деев слишком навязчиво предлагает свои услуги прибывшему пассажиру (Анатолий Калмыков) и отбирает у него чемодан, чтобы донести до машины. Приезжий выхватывает газовый пистолет и стреляет в сторону Деева и Сироткина. Они падают прямо на столик продавщиц цветов. Тут выбегает Тарасов и ловко скручивает хулигана.

Камера была заботливо укутана в полиэтилен, так как накрапывал противный моросящий дождь. Анатолий Васильев и Владимир Краснов обсуждали с режиссером картины Александром Бруньковским последние детали сцены. Позади них поливальная машина тщательно заливала все сухие участки асфальта: раз уж так случилось, что по сюжету идет дождь, то весь асфальт должен быть мокрым. Стоило только машине уехать, как начался сильнейший ливень. Съемочная группа бросилась спасать камеру, режиссерский монитор, тележку с чемоданами, которую милиционеры строго-настрого запретили закатывать на мраморный пол вокзала, «а то побьется», и прочие пожитки. Около часа киношники нервно курили и то и дело поглядывали «на волю»: дождь не прекращался.

К пяти вечера стихия угомонилась, и съемка продолжилась. К половине шестого приехал Олег Табаков. Ему понадобилось меньше двадцати минут, чтобы сменить цивильный костюм на военную форму и загримироваться. За это же время была отснята первая сцена с выхватыванием пистолета. Для массовки отлавливались ближайшие прохожие с зонтами, которым надо было просто пройти мимо камеры. «Когда нас покажут? Что это за кино? Как называется?» — засыпали счастливчики вопросами съемочную группу.

Режиссер вообще не против участия совершенно случайных людей в фильме. Как рассказал нам Александр Бруньковский, иногда они вообще шли на рискованные провокационные съемки: «Мы запускали наших актеров в толпу настоящих приезжающих, а сами снимали их скрытой камерой. Например, именно тут, на втором пути Краснов и Васильев подходили к пассажирам со словами: „Давайте мы поможем нести чемоданчики. А вон там наша машина стоит, если хотите, можем подвезти“. Кто-то отвечал с готовностью, спрашивал, сколько стоит, а кто-то, наоборот, посылал, некоторые даже очень далеко. Но это было именно то, что нам нужно по сценарию».

Пока постановщик трюков инструктировал и репетировал сцену борьбы Табакова с Калмыковым, реквизиторы готовили место для Краснова и Васильева. Перед столиком цветочниц постелили мат и уложили на него актеров. Сверху их стали закидывать разными цветами, а по бокам разбросали ведерки, в которых эти цветы стояли. Кто-то заметил на одном ведре надпись «Туалет» и вовремя отвернул от камеры. «Ой, как хорошо полежать, надо было с утра так устраиваться», — шутит Владимир Краснов. «Вот этих бы хотелось», — обращается Анатолий Васильев к реквизитору, показывая на красивые розовые розы. «Да мы вам тут сейчас васильковое поле устроим. Наш уголок я убрала цветами», — напевает она ему в ответ. Когда актерам за всей этой разноцветной благоухающей красотой неба уже не было видно, Васильев простонал: «Дружище, мы погибли». Режиссер поддержал его и попросил реквизиторов не перебарщивать с цветами.

Перед платформами к этому времени собралась уже внушительная толпа зрителей. Пока Табаков с Калмыковым репетировали, Краснов с Васильевым успели замерзнуть. Однако погреться им не дали: началась съемка. Некоторым из отъезжающих очень хотелось попасть в кадр, поэтому они пробивались к расположенным на вокзале ларькам и подолгу покупали там сигареты, пиво и шаурму. На просьбы режиссера уйти из кадра никак не реагировали: тупо смотрели в камеру. Тогда кто-то из его помощников что есть мочи гаркнул в мегафон: «Уважаемые, если вы уж там стоите, реагируйте как-нибудь, не будьте столбами. Стреляли же, между прочим!» Место перед палаткой тут же освободилось.

Олег Табаков с Анатолием Калмыковым с воодушевлением отработали несколько дублей под восторженные овации толпы. «Стоп. Снято. На сегодня съемка окончена», — объявил режиссер. Пассажиры с грустью потянулись на свои платформы…