Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Свести с ума психиатра

1 сентября 2004 04:00
449
0

Когда гимнастка Яна Батыршина завоевала олимпийское «серебро» в Атланте, она решила, что лучшей точки в спортивной карьере ей не поставить. Счастливым мужем чемпионки, теледивы и послушной восточной жены стал Тимур Вайнштейн — бывший худрук команды КВН «Парни из Баку», а ныне продюсер и директор премии «Ника». Он подарил своей любимой медовый месяц в «Раю» — именно так назывался отель в Доминиканской Республике, где молодожены провели десять незабываемых дней. Однако это счастливое время могло никогда не наступить. Два года назад с Яной случилась беда.

Когда гимнастка Яна Батыршина завоевала олимпийское «серебро» в Атланте, она решила, что лучшей точки в спортивной карьере ей не поставить. Чемпионка превратилась в теледиву, а потом и в послушную восточную жену. Счастливчиком стал Тимур Вайнштейн — бывший худрук команды КВН «Парни из Баку», а ныне продюсер и директор премии «Ника». Он подарил своей любимой медовый месяц в «Раю» — именно так назывался отель в Доминиканской Республике, где молодожены провели десять незабываемых дней. Однако это счастливое время могло никогда не наступить. Два года назад с Яной случилась беда.



До того черного дня судьба благоволила к девочке, родившейся в знойном Ташкенте. Когда родители отдали свою пятилетнюю дочку в секцию художественной гимнастики, на нее обратила внимание тренер Ирина Винер — известная первооткрывательница талантов. Через шесть лет самых одаренных учениц, среди которых была и Батыршина, она увезла в Москву. Подчинив жизнь своих подопечных многочасовым ежедневным тренировкам и строжайшим диетам, Ирина Винер вела их от одной победы к другой. За свою спортивную карьеру Яна получила сто семьдесят медалей, в том числе за «Заслуги перед Отечеством», и около тридцати кубков. Однако в девятнадцать лет она решила оставить гимнастику — ради телевидения. В одном из интервью Яна обмолвилась, что хотела бы работать в спортивной программе, и вскоре ее пригласили в передачу «До шестнадцати и старше», а потом и вести спортивные новости на канал «Россия».

Несчастный случай произошел с Яной именно на взлете ее новой карьеры — она попала в серьезную автомобильную аварию. Хрупкая девушка пришла в себя только на больничной койке, и ей еще повезло, что она «отделалась» лишь переломами ребер. Для полного выздоровления требовалось два месяца. Пока Батыршина скучала в больнице, фортуна в лице ее начальника с РТР Василия Кикнадзе готовила ей сюрприз. Однажды он позвонил Яне и предложил вести программу «Ключи от форта Бойяр». Яна повеселела и быстро пошла на поправку. А передача, которую снимали в крепости на юге Франции, подарила ей новую популярность и целую армию поклонников.

Как-то раз Яна обмолвилась, что молодые люди стали ухаживать за ней только тогда, когда она оставила большой спорт — до этого ее жизнь была строго подчинена жесткой дисциплине художественной гимнастики. Однако сейчас имена поклонников теплой южной красоты Яны «ушли в историю», пыль которой молодая жена категорически отказывается тревожить. Она боится спугнуть свое долгожданное счастье и даже на косвенные вопросы вроде «какие качества могут разочаровать вас в мужчине?» отвечает обтекаемыми фразами: «Каждой женщине хочется ощущать рядом надежное мужское плечо. Когда я встретила Тимура, то сразу почувствовала, что этот человек сможет меня защитить и никогда не предаст. И он сделал мне предложение не просто так — ведь иногда девушек вроде зовут замуж, но при этом сомневаются в своем решении. Я же видела, что Тимур действительно настроен создать семью, иметь много детей — именно этого всегда хотела и я. Как жаль, что я не встретила Тимура, когда мне было девятнадцать-двадцать лет: тогда бы я раньше вышла за него замуж. Любые поклонники меркнут рядом с ним. Впрочем, в прошлой жизни ничего уже не существует, тема закрыта».


Врача вызывали?


О своем будущем счастье бакинец Тимур Вайнштейн позаботился еще в детстве — правда, невольно. Когда мальчику исполнилось шесть лет, его решили учить музыке. Однако первую же «проверку слуха» Тимур провалил: не смог правильно назвать ноты, которые мама брала на пианино. Если бы природа одарила ребенка музыкальными способностями, он, возможно, пошел бы по стопам своих отца и деда — известных азербайджанских композиторов. И никогда бы не встретил Яну.

Тимур поступил в медицинский университет и на втором курсе начал играть за команду КВН «Парни из Баку». В родном городе она пользовалась фантастической популярностью, и «веселых ребят» носили на руках в буквальном смысле. Впрочем, это не помешало Тимуру получить очень серьезную специальность — врач-психиатр. Дипломированный специалист даже отдал долг своей профессии, отработав какое-то время в сумасшедшем доме. Однако он нашел этот опыт интересным, но очень тяжелым, и предпочел вернуться в более жизнерадостное русло творчества КВН. За десять лет «Парни из Баку» побывали в Москве, Америке, Израиле, но больше всего Тимуру, который стал худруком команды, запомнились гастроли в Карабахе. Артисты жили в автобусах и, выступая в госпиталях и на полигонах, слышали за горами эхо боевых действий. Приехав в Москву, Тимур закончил курсы режиссеров телевидения и стал продюсером первой национальной спортивной премии «Слава». Артистическое прошлое оказалось сильнее степенности большого начальника, и церемонию он решил вести сам. А в соведущие пригласил Яну Батыршину.

Яна: «Я пришла в офис Тимура познакомиться с ним и обсудить сценарий, но его еще не было. С горячей, очень вкусной лепешкой я зашла в соседнюю комнату, где сидела очаровательная девушка, теперь моя лучшая подружка Лейла. Мы приятно пообщались, съели эту лепешку, и она пошла за Тимуром. Как потом выяснилось, Лейла подбежала к нему и сказала: «Тимур, я тебе невесту нашла! Иди скорее вниз!»

Однако сердце продюсера не дрогнуло от пламенного призыва, он спешить не стал и в круговерти забот даже позабыл о нем. Когда Тимур наконец дошел до своего кабинета, суженая все еще ждала его. Он сразу «сфотографировал» хорошенькую девушку в задорной кепке и вежливо поздоровался.

Яна: «Когда молодой человек вошел, я еще не знала, кто это, но сразу отметила его пристальный взгляд и улыбку — не то что бы оценивающую, но какую-то особенную. Мне вдруг стало не по себе, но я не подала вида. Когда Тимур стал мне рассказывать про церемонию, мне показалось, что он чересчур уверен в себе. Будто он гордится тем, что у него все под контролем. Вдруг мне захотелось, чтобы эта важность с Тимура немного сошла и он стал самим собой. Он спросил меня: „Яна, а вам сшили наряд?“ А я ему ответила удивленно: „А зачем? Мне сказали так — раз церемония спортивная, то я буду вести ее в джинсовой юбке и майке“. Тимур, еще не в силах поверить, что он что-то упустил, с сомнением произнес: „Правда?“ Я кивнула. Только когда он схватился за телефон и стал торопливо набирать чей-то номер, я сказала: „Это была шутка“. И я увидела, как Тимур обрадовался и от его высокомерия не осталось и следа. Смешно, но уже тогда у меня в голове пронеслось: „Буду потом рассказывать журналистам, как при первой же встрече разыграла своего мужа“. Потом оборвала себя: ведь глупо так думать о человеке, с которым познакомилась всего полчаса назад. Хотя Тимур мне сразу понравился: он настолько обаятельный, так остроумен, что просто невозможно остаться равнодушной».

Вайнштейна тоже «зацепило»: дело в том, что Яна стала второй женщиной, так непринужденно разыгравшей матерого кавээнщика. Пальма первенства принадлежит его маме. Первого апреля она позвонила сыну в Москву и сказала серьезным голосом: «Тимур, у меня есть важная новость, приготовься… Ты не будешь против, если скоро у тебя появится сестренка или братик?» Тимур на секунду утратил дар речи. Он не предполагал, что настолько сильно отстал от жизни своей мамы в Баку. Однако он быстро взял себя в руки и мужественно ответил: «Нет, конечно». Только в конце разговора он догадался по интонации мамы, что она пошутила. Так, по признанию экс-худрука «Парней из Баку», его еще никто не разыгрывал. Говорят, мужчина подсознательно ищет спутницу жизни, чем-то похожую на его мать. Дальнейшее развитие отношений Яны и Тимура вполне подтвердило этот стереотип, не всегда достойный доверия.




Пугливая лань


Как всякая благовоспитанная девушка, Яна семь дней изводила себя риторическим вопросом «позвонить или не позвонить» и страдала у телефона. Однако вскоре нашелся подходящий предлог — Лейла сообщила подружке по секрету, что Тимур подвернул ногу и лежит дома. Яна сразу же написала ему SMS-сообщение, в котором справлялась о его здоровье, и Тимур моментально откликнулся. Как выяснилось в разговоре, он тоже целую неделю отравлял себе жизнь — набирал номер Яны и сбрасывал, не решаясь позвонить. В тот прекрасный понедельник он сказал себе: «Я обязательно ей позвоню» и вдруг получил ее письмо.

Яна: «Тимур пригласил меня в ресторан. Во время нашего первого свидания я чувствовала себя очень зажато, краснела и от смущения не могла поднять на него глаза. Кроме того, я боялась сморозить какую-нибудь глупость и показаться ему полной дурой, поэтому больше молчала. А он, напротив, чувствовал себя совершенно свободно, смеялся, шутил и смотрел на меня, не скрывая своей симпатии. Потом мы стали часто созваниваться и встречаться. Мне почему-то казалось, что я должна быть серьезной рядом с ним, меньше болтать, но стоило мне увидеть Тимура, как я не могла сдержать улыбки до ушей. Впоследствии у нас обнаружилось много общих интересов и тем для разговора, одни и те же места, где мы росли, жили или просто бывали. Тимур на пять лет старше меня — взрослый, умный человек. Я как-то сразу поняла, что с этим мужчиной хочу быть всю жизнь».

Действительно, восточные люди вдали от родины особенно стремятся друг к другу, а уж если между ними пробегает искра, как между Яной и Тимуром, — хоть витиеватую поэму слагай в духе Фирдоуси. Тимур дарил Яне розы, оберегал ее от тревог, как редкий цветок, говорил слова, ласкающие слух любой женщины: «Ты моя жизнь», «я не могу без тебя», «рядом с тобой я понял, что значит любить…» Не прошло и двух недель, как со стороны Тимура последовало вполне логичное предложение руки и сердца. Опять же в традициях народов Кавказа, где еще жив категоричный принцип «любишь — женись». Однако ответ Яны несколько огорчил молодого человека.

Яна: «Меня волновало, что родственники Тимура подумают обо мне плохо, если мы так поспешно поженимся. Ведь мы встречались меньше месяца! И мы решили подождать, но не потому, что хотели испытать друг друга — на Востоке вообще нет такой традиции. По нашим обычаям, мужчина и женщина могут остаться наедине только после свадьбы. Естественно, в Москве все совсем иначе, и мы под ее влиянием немного меняемся. Мы с самого начала знали, что не расстанемся, и поэтому стали жить вместе. Вскоре после этого мы отправились в Париж, а оттуда на день в Швейцарию — в Монтре. Меня поразили эта сказочно яркая природа, маленькие красивые домики, тишина и спокойствие. А еще мы умудрились заблудиться там. Эта поездка была одним из самых счастливых приключений в моей жизни. Потом Тимур повез меня в Баку — знакомить с мамой и друзьями. Мне было так приятно, что он постоянно держал меня за руку, обнимал, целовал и не стеснялся показать окружающим, как он любит меня. В Москве такое поведение со стороны мужчины часто воспринимается как непростительная слабость, а в Баку за нас только искренне радовались, особенно его мама, которая сказала: «Наконец-то я вижу, что глаза моего сына светятся от счастья».

Пока Яна наслаждалась жизнью рядом с Тимуром, она обнаружила в себе еще один талант помимо гимнастического. Оказывается, она могла бы стать разведчицей, поскольку ухитрилась скрывать свой роман от родителей почти год. Они даже не догадывались, что в жизни их единственной дочери появился мужчина.

Яна: «Я просто побаивалась папу, потому что он у меня очень строгий. Однажды Тимур обронил фразу: „Если так дальше пойдет, то мне придется тебя украсть“, и я поняла, что уже пора. Я решилась познакомить Тимура с родителями только в феврале, рассказав им, какой он добрый, что он освободил меня ото всех забот, как замечательно мы с ним отдыхали. Конечно, они были потрясены моей скрытностью, но когда Тимур официально попросил у них моей руки, то сразу просто влюбились в него, особенно папа. А 14 февраля Тимур сделал мне предложение еще раз, но уже в нашей квартире. Когда я вошла, то увидела пол, усыпанный лепестками роз, и горящие свечи. Тимур встал на одно колено и сказал: „Выходи за меня замуж“. И я согласилась».




Тень из прошлого


Пока Яна купалась в любви и обожании своего жениха, кое-кто считал, что она не заслужила столь завидного жребия. Не секрет, что у Тимура в Азербайджане осталось море поклонниц. Девушки шли на разные ухищрения, чтобы добиться расположения самого видного «парня из Баку»: дарили букеты, писали вирши, оставляли свежеиспеченные тортики под дверью. Самые фанатичные даже бросили все и перебрались в Москву, поближе к своей мечте. Одна, самая пылкая, вычислила адрес и домашний телефон любимого и приступила к решительным действиям.

Яна: «Когда эта поклонница позвонила первый раз, то попала на меня. Она спросила: «А вы кто?» Я ответила не раздумывая: «Сестра Тимура. Может быть, что-то передать?» «Скажите ему, пожалуйста, что звонила его девушка. Я буду ждать его около дома, мы ведь договорились встретиться». И эта игра продолжалась изо дня в день. Мне приходилось выслушивать ее признания в любви Тимуру, обещать, что обязательно передам ему ее слова. Конечно, эта девушка прекрасно понимала, что никакая я Тимуру не сестра. Она просто хотела, чтобы я злилась и сомневалась в его верности. Или надеялась, что мы поссоримся и расстанемся. Но я ревную только тогда, когда мне дают повод, а Тимур вел себя безупречно. Я была уверена в нем, в том, что он будет любить меня всю жизнь, даже если я растолстею и стану некрасивой. Я не заглядываю в прошлое Тимура, но мне кажется, если бы у него было сильное увлечение, он обязательно женился бы — в двадцать три года, как сделали его друзья. А он не связывал себя никакими узами, потому что ждал меня — до тридцати лет. И еще я знала, что Тимур любит меня не из-за моей известности: он никогда не интересовался художественной гимнастикой.

Так что мне было жаль эту несчастную, однако всякому терпению есть предел. Эта поклонница достала откуда-то номер мобильного телефона Тимура и стала надоедать ему звонками. Как человек воспитанный, он не мог грубо отшить ее, пытался образумить, но девушка не унималась. Она дошла до того, что наняла какого-то мужчину, который стал звонить Тимуру с угрозами. Пришлось сменить номер домашнего телефона. Как ни странно, это решило нашу проблему, которая начала становиться тягостной. К счастью, она нас больше не беспокоила".

Другая могла бы и не простить возлюбленному такой нервной встряски, однако Яну спасла ее природная уравновешенность и умение быстро забывать плохое. Она говорит о Тимуре только в превосходной степени: и по дому он делает абсолютно все, и продукты покупает по списку, и даже мусор выносит, не считая это недостойным восточного мужчины.

Яна: «Мне нравится, что мы живем так, как жили наши семьи. С раннего детства я видела, как трепетно мои родители относились друг к другу, как папа вечером торопился с работы домой. Он всегда дарил нам маленькие подарочки, часто сам готовил и во всем помогал маме. Мне странно, почему русские мужчины женятся, если они хотят продолжать развеселую холостую жизнь? Муж начинает гулять, засиживаться с друзьями, может прийти ночью и привести с собой кучу пьяных приятелей, а жена должна молчать. На Востоке так не принято. Тимура не надо просить, чтобы он приходил пораньше — он сам стремится домой. И друзья у него такие же».

Если бы совместная жизнь Яны и Тимура всегда была такой подозрительно благостной, можно было бы поддаться сомнениям — а реальные ли они люди? К счастью, есть в этой прелестной картине полутона, возникшие благодаря вспыльчивому характеру Яны. Бывало, затеет она готовку какого-нибудь вкусного блюда для любимого, звонит Тимуру и просит купить, допустим, сметану и хлеб. Конечно, эта мелкая просьба порой теряется в водовороте срочных дел продюсера премий «Ника» и «Слава». Приезжает он домой с пустыми руками, а Яна заводится: «Почему ты не купил сметану? Ну я же просила, ты ведь проезжал мимо магазина!» Тут в Тимуре просыпается психиатр, знающий, что убеждать разгневанного человека в чем-либо бесполезно. Он садится напротив своей кареглазой пери, пряча улыбку в уголках губ. Естественно, Яна быстро остывает и не может сдержать смеха, видя нелепость своей обиды. Несмотря на робкие происки быта, ему не удалось навредить чувствам Яны и Тимура, и свадьба все-таки состоялась. Вернее, две свадьбы.




Привычка жениться


В конце июля внимание москвичей, прогуливающихся по пешеходному Андреевскому мосту, привлекли оглушительные крики «Горько!» Осторожно посмотрев вниз, они стали свидетелями роскошного шоу под названием «восточная свадьба». Прямо на гранитной набережной Москвы-реки были разбиты шатры и накрыты столы на триста гостей, которые ожидали молодоженов у овеянного толкиенистскими ассоциациями Нескучного сада. Главные герои действа не заставили народ долго томиться: к пристани причалил ослепительно белый катер с новобрачными на борту. Яна и Тимур пересели в лимузин, который отвез их к Нескучному саду. Под оглушительные аплодисменты собравшихся они вышли из машины, ступили на красную ковровую дорожку и, осыпаемые лепестками роз и конфетти, подошли к столу. Тимур не сводил глаз со своей несравненной Яны, которая наконец-то стала его законной женой.

Яна: «Даже не думала, что испытаю в загсе такой прилив чувств. Я совершенно спокойно спала, в отличие от многих невест, которые глаз не могут сомкнуть перед свадьбой. Я просто была уверена в правильности своего выбора, в своем женихе, поэтому совсем не волновалась. Правда, я очень обрадовалась, когда услышала, что машины Тимура и его друзей подъехали к дому и стали сигналить. Мы приехали в загс, и под звуки музыки из фильма „Однажды в Америке“ церемония началась. Когда мы обменялись кольцами и нас объявили мужем и женой, я разрыдалась. Оказывается, именно этих слов я так долго ждала, и происходящее — не сон, это навсегда. Мне кажется, Тимур тоже был растроган. А потом начался праздник, который он сам организовал — втайне от меня, чтобы порадовать сюрпризами».

Тимур провел самое главное торжество в своей жизни с немыслимым размахом. Прямо над водой установили сцену, по бокам которой были вмонтированы два огромных монитора — на них транслировалось все происходившее на свадьбе.

Сначала молодоженов поздравили родители, потом братья Михаил и Юлий Гусманы, затем Александр Абдулов, Лариса Долина, подруги Яны по сборной России Вера Шиманская, Наталья Липковская… Вдруг раздалась громкая барабанная дробь, и телевизионные друзья Тимура и Яны торжественно внесли знамя новобрачных. На алом бархатном полотнище сверкали золотые буквы: «За Яну! За Тимура! За крепкую семью!» Жених встал на одно колено, поцеловал краешек знамени и произнес рискованную присягу в присутствии многочисленных свидетелей. Он клялся, что будет возвращаться домой не позже одиннадцати, вместо зарядки ежедневно заниматься художественной гимнастикой, три раза днем и один — ночью смотреть выпуски спортивных новостей. И скрепил обещание, нежно поцеловав свою хорошенькую жену.

Праздник продолжился весьма неординарно: Яна исполнила танец с белоснежной гимнастической лентой, а потом наступил черед страстных восточных танцев. Молодая жена затмила всех своим мастерством. «Эти движения, эти мелодии у меня в крови, в генах! Ведь я родилась в Узбекистане!» — так потом комментировала Яна свои успехи. Дальше под песни Игоря Саруханова и группы «А-Студио» гости шумно гуляли до поздней ночи. Завершилось торжество выносом традиционного для восточных свадеб шах-плова и умопомрачительным салютом. Зрелище не уступало тому, что мы видим в День Победы.

Потом Яна и Тимур уехали в уединенный коттедж, в котором они провели первую брачную ночь и набрались сил — для новой свадьбы, которую они через неделю праздновали в Баку. На это торжество были приглашены в основном родственники и друзья Тимура — четыреста человек.

И снова невеста в белом платье (правда, уже в другом) радовала гостей своей красотой и импровизированным танцем с лентой. На свадьбу пригласили легендарного певца Полада Бюль-Бюль-оглы. Он исполнил для молодоженов несколько проникновенных песен о великой любви. Потом начались зажигательные танцы под выступление английской команды Imagination — в общем, народ веселился до самого рассвета. Менее крепкие духом и телом уже давно бы лежали без движения, но, видимо, есть у южан некая солнечная батарейка внутри. И слова Яны подтверждают эти подозрения.

Яна: «Для меня главное — это семья. Я очень люблю свою работу, но если она будет мне мешать уделять внимание мужу и детям, то я уйду. Хотя, может быть, мне откроют бессрочный декрет? Я хочу родить как минимум троих, а может быть, даже пятерых детей. Нашего первенца мы собираемся назвать в честь папы Тимура — Леонидом».