Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Папина дочка

6 сентября 2004 04:00
595
0

«Ребенок знаменитости» — это клеймо на всю жизнь. Чего бы ты ни добился, придется бесконечно выслушивать пошлые шутки про то, что природа отдохнула, и сплетни про папину/мамину роль в твоей карьере. Актриса Алиса Гребенщикова, дочь рок-гуру, который всегда прав, в отличие от других «звездных» отпрысков — дитя не избалованное. Живет в коммуналке, ездит на метро, экономит на одежде и звездным родством не кичится. В общем, как и БГ, живет странной жизнью.

«Ребенок знаменитости» — это клеймо на всю жизнь. Чего бы ты ни добился, придется бесконечно выслушивать пошлые шутки про то, что природа отдохнула, и сплетни про папину/мамину роль в твоей карьере. Актриса Алиса Гребенщикова, дочь рок-гуру, который всегда прав, в отличие от других «звездных» отпрысков — дитя не избалованное. Живет в коммуналке, ездит на метро, экономит на одежде и звездным родством не кичится. В общем, как и БГ, живет странной жизнью.



— Алиса, в Москве вы по-прежнему живете в коммуналке?

— Да. Я снимаю на Пушкинской комнату (10 кв. м) за 100 евро. Но вот сегодня хозяева сказали, чтобы я подыскивала себе что-то другое. Куда дальше поедут мои вещи, я даже не представляю.

— Снимать теперь будете комнату или квартиру?

— Только комнату.

— Почему? Вам финансы не позволяют или экономите?

— Коплю на собственную комнату. Хочется иметь свою жилплощадь.

— Много накопили?

— Меньше половины.

— Что ваши родители говорят по этому поводу?

— Они говорят: «Держись, детка! Чем мы тебе можем помочь?» Но в этой ситуации только я сама должна решать свои жилищные проблемы.

— А деньги предлагают?

— Нет. У меня недостаточно обеспеченные родители.

— Это вы про БГ?

— Ему тоже непросто выложить крупную сумму на покупку комнаты дочке.

— А вы не просили или он не предлагал?

— Я вообще редко чего-то прошу. Когда ты просишь и тебе вдруг отказывают — становится ужасно неприятно. В любом случае жилищный вопрос хочу решить самостоятельно.

— В Москву вы приехали сразу после окончания ЛГИТМиКа. Говорят, за независимостью…

— Я с первого курса хотела уехать работать в Москву. Мне было интересно посмотреть, как в этом городе люди живут. Поэтому, когда поступило реальное предложение из Москвы, я сразу же собрала вещи.

— Первые два года жизни в Москве вы работали во МХАТе им. Горького, а потом почему-то ушли…

— В тот момент с компанией молодых актеров мы создавали свой театр. К тому же у меня были съемки, которые не хотелось оставлять. А совмещать три дела стало невозможно. Немного подумав, я решила отказаться от МХАТа в пользу новых дел.

— Может быть, вам просто мхатовской зарплаты на жизнь не хватало?

— А у меня постоянно были халтуры. К тому же там была хоть и небольшая, но стабильная зарплата, которой я очень дорожила.

— Когда вы работали во МХАТе, родители вам тоже не помогали?

— Мама постоянно присылала мне со знакомыми посылки с продовольствием. Помню, в общежитии мы садились с девчонками, раскрывали коробку и сразу же все съедали. А потом, когда я немного здесь устроилась, все возвернула маме бытовой техникой.

— Я читала, что у вас дома после прихода знакомых часто деньги пропадают, а вы даже не пытаетесь вычислить вора. Почему?

— Не хочется плохо думать про людей, которые мне нравятся. Вот подумаю на кого-то, а этот человек тут и ни при чем.

— Какие суммы у вас обычно пропадали?

— 100—300 долларов. В конце концов я просто перестала хранить деньги дома — часто отвожу маме. Сегодня с этим все хорошо. Видимо, моя карма очистилась.

— Вы сильно расстраивались, когда обнаруживали пропажу?

— Конечно. Я очень плакала.

— Как часто вас узнают на улице?

— В регионах, где смотрят сериалы с моим участием, — очень часто. Вот недавно была в Ялте на съемках «Ундины-2». Так там люди из-за ограждения во весь голос кричали мне: «Калининград любит тебя, Алиса! Верочка, ты наша любимая! Мы из-за тебя смотрим!» Я раньше даже не могла представить, что такое возможно. А в детском доме в Торжке, куда мы заехали по съемочной необходимости, дети перечислили все мои работы. Телевизор для них единственное развлечение. А вот в Москве в метро люди смотрят на меня, как на что-то знакомое, но позабытое. Едут и мучаются, вспоминая.

— Вы ездите только на метро?

— Бывает, что я ловлю машину. Сегодня один из водителей мне сказал: «Мне кажется, что я вас уже подвозил». «Может быть, вы меня по телевизору видели?» — спросила я. «Точно! А в каком кино я вас видел?» — воскликнул обрадованный водитель.

— В кино вам часто дают роли мошенниц или авантюристок. В жизни вы тоже ищете приключений?

— В прошлом у меня было много ситуаций, когда я что-то делала не подумав. Так, уезжала с подругой путешествовать, не сказав об этом ничего родителям, не зная, где и на что мы будем ночевать. Сегодня я стала более разумным человеком. Понимаю, что если ты пускаешься в авантюру, то берешь на себя всю ответственность и за того, кого ты заманил в свои сети. А отвечать за кого-то — это дело уже серьезное.

— А если вас в авантюру заманить?

— Такого пока ни у кого не получалось. А вот я могу.

— В школьные годы вы увлекались журналистикой. С чего бы вдруг?

— Мы с моей подружкой Надей Любич ходили в кружок «Генеалогическое древо», в котором изучали историю Петербурга. Там мы составляли карточки про своих родственников и параллельно узнавали про улицы, на которых они жили. Как-то к нам пришла женщина из газеты «Ленинские искры» и предложила написать об этом кружке. И мы стали работать в газете внештатными корреспондентами.

— О чем писали?

— Обо всем на свете: про собачек, про лошадей, про музыку. Это были и информационные заметки, и интервью.

— У кого интервью брали?

— Например, у «Агаты Кристи» и у «Лицея».

— А у Кинчева удалось?

— Нет.

— Почему? Вы же были в то время алисоманкой…

— Кинчев для меня был необыкновенно большой величиной. Мне казалось, что я буду задавать глупые вопросы и тем самым все испорчу.

— А у БГ брали интервью?

— Нет.

— Не хотелось или отказал?

— Мне это было не нужно. Но если бы я попросила, то, думаю, он бы согласился.

— Ступить на актерскую стезю вас надоумила жена БГ Ирина…

— Она порекомендовала поучиться в театральном институте для общего развития. К тому же я была очень бойкая и веселая. Ирина сразу сказала, что становиться после института актрисой вовсе и не обязательно, а вот уроки танца, речи и вокала всегда пригодятся девушке. Я попробовала, и меня затянуло.

— Некоторые считают, что ваша тяга к независимости и выбор публичной профессии — это комплекс ребенка известной личности, который пытается доказать, что он тоже на что-то способен…

— И в эмоциональном, и в физическом плане профессия актера не простая. Если ты этим по-настоящему не увлечен, то хуже такой работы с бесконечными переездами, перелетами, истериками и нервными переутомлениями придумать нельзя. А сниматься в тяжелых условиях, есть на улице, мокнуть и простужаться только для того, чтобы доказать, что я сама по себе, а не папа, — это, на мой взгляд, бессмысленно. Если уж доказывать, то можно как-то и по-другому.

— Ваш отчим и второй отец Дмитрий Овечкин — психотерапевт. Если у вас случается затянувшаяся депрессия, вы обращаетесь к нему за помощью?

— В психотерапии не принято работать с близкими людьми. Для такого дела у меня есть друзья, которые либо скажут, что у меня все хорошо и нечего переживать по пустякам, либо, наоборот, подтвердят, что все ужасно. Таким образом они загоняют меня до самого дна, а потом я сама выскакиваю на поверхность. Лучше такого психологического приема и придумать нельзя.

— Хорошо, работать с близкими людьми психотерапевты не могут. А в повседневном общении вы ощущаете, что ваш папа специалист в психологии?

— Конечно. Папа очень спокойно разговаривает, у него мягкий голос, всем своим видом и бородой он внушает доверие. Само общение с таким человеком может отвлечь от тяжких мыслей.

— А как так получилось, что вас растил психотерапевт, а из вас получилась в отрочестве не примерная девочка, а заядлая алисоманка с красным платком на шее, в кожаной куртке с кроличьим хвостом и зелеными волосами?

— Они относились к этому как к переходному возрасту: спокойно, без истерик и скандалов. Видимо, поэтому, став постарше, я уже не делала глупостей типа раннего аборта или возвращения домой после стипендии в неузнаваемом виде. Со временем мне все это стало неинтересно.

— А волосы в зеленый цвет вы дома красили? Мама помогала?

— Дома, мама увидела лишь последствие. Но у меня было только несколько прядей в зеленый цвет покрашено, и поэтому это ее не очень шокировало.

— Но неужели ваши родители вам никаких наставлений не давали, скажем, как правильно надо себя вести девочке?

— Иногда говорили, что вечером не надо в узких джинсах ходить, так как это опасно.

— А сегодня какой стиль одежды предпочитаете?

— Я не модница и всерьез не отношусь к своей одежде. В чем мне удобно, в том и хожу.

— Какую сумму вам не жалко потратить на понравившуюся вещь?

— Вот хочу купить себе сапоги на шнуровке на каблуке 5—6 см с тупым носом. Если увижу такие, то стисну зубы и выложу 300 долларов.

— Сколько вам было, когда ваши родители расстались?

— Около года. Но я от этого не страдала. Мне казалось весьма органично, что у папы Бори своя жизнь, а у мамы с папой Димой — своя.

— А сейчас ваши родители поддерживают отношения?

— Если встретятся на улице, то могут побеседовать. А так у них нет точек соприкосновения.

— А что, они рядом живут?

— Раньше недалеко жили друг от друга, пока мамин дом не рухнул (часть дома просто обвалилась) и мы не переехали. Иногда они встречались в магазине. Напротив нашего дома хорошая булочная была.

— Борис Гребенщиков ходит в булочную?

— А вы думаете, что такие люди не ходят в булочную? Им что, булки через окна прилетают?

— Как скоро ваша мама вышла замуж после расставания с БГ?

— Почти сразу. Все произошло органично, никто не остался обижен.

— Во всех интервью вы обычно говорите, что БГ почти не принимал участия в вашем воспитании и никогда вам не помогал…

— Нет, он и помогал, и гулял со мной иногда. Просто процент помощи был невелик. Я не могу категорично сказать, что БГ ни копейки не дал моей маме на мою жизнь.

— А так, чтобы деньги дать или работу предложить, — такое было?

— Мы в разных сферах работаем. А вот деньги раньше давал. И папина жена Ирина тоже всегда из поездок мне подарки привозила. Не могу сказать, что я забыта семьей БГ.

— А вот вторая жена БГ, Людмила, наоборот, была против вашего с отцом общения…

— Это такая темная история, за которую я не отвечаю. Помню лишь, что какой-то период мы стали общаться с отцом меньше, а когда у папы сложилось с Ириной — больше.

— Вы обрадовались, когда ваш отец расстался с Людмилой?

— Мне было 7 лет, и Людмила у меня не зафиксировалась в памяти. А вот когда появилась Ирина — я обрадовалась. В моей детской жизни было столько прекрасных вещей, что отношения с папиными женами меня не очень волновали.

— Когда вы видитесь с отцом, то обычно о чем разговариваете?

— Мы редко видимся. Обычно общаемся по телефону. А так, чтобы мы шли по улице и долго разговаривали, — такое было лишь год назад. Я рассказывала папе о своих делах, делилась впечатлениями от людей, от увиденного. Потом папа поведал мне о том, где был он и что видел.

— БГ был у вас дома?

— Несколько раз заходил. Помню, зашел, посмотрел и сказал: «Да-да…»

— Вторую и третью жену БГ увел у своих коллег по «Аквариуму». Как вы к этому относитесь?

— Это выбор женщин, если они захотели уйти от одного к другому. Значит, им показалось, что тот, к кому они уходят, интереснее. И то, что БГ может быть интереснее, чем другие мужчины, я вполне допускаю.

— А вы сами кокетничаете с мужчинами своих подруг?

— Мои подруги — это навсегда. И я не могу даже в мыслях допустить, что смогу кого-нибудь из них так обидеть. Для меня это табу.

— Правда, что свою первую любовь вы встретили в студии «Аквариума»?

— Моя первая любовь случилась гораздо раньше. А это была одна из моих влюбленностей.

— Но вы же в 16 лет жили с музыкантом Андреем, который был на 14 лет старше вас.

— Это все рассказы. Я жила с родителями и с прабабушкой, а с Андреем мы лишь встречались и вместе с родителями ездили на дачу (мама очень хорошо относилась к Андрею). Мы общались год, а потом я поступила в театральный, и все остальное мне стало неинтересно. Андрей ушел из «Аквариума» и создал свою группу, такой андеграунд.

— Как у вас сегодня на личном фронте?

— Я влюблена.

— Кто ваш герой?

— Он не актер и не музыкант. Это человек моего поколения, в детстве мы слушали одни и те же пластинки. Более подробно я не хочу рассказывать. А то так было уже однажды: я рассказала об одном мужчине, это напечатали, а когда все уже вышло — у меня был другой человек, и ему было неприятно читать про это.

— То есть ваши отношения не на всю жизнь?

— В жизни молодой незамужней девушки может быть все что угодно. К тому же мы недолго общаемся. Может быть, в моей жизни случится волшебное мгновение, кто-то мелькнет, и я подумаю: «Вот мой принц». И все — я увлечена другим.