Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

10 вопросов к Николаю Караченцову

25 октября 2004 04:00
566
0

У Николая Караченцова игривая ухмылка Ури из «Приключений Электроника» и озорной взгляд прохвоста из «Треста, который лопнул». Трудно поверить, но 27 октября ему исполнится 60. Накануне юбилея Николая Петровича при скромном участии «МК-Бульвара» допросили его хорошие знакомые.

У Николая Караченцова игривая ухмылка Ури из «Приключений Электроника» и озорной взгляд прохвоста из «Треста, который лопнул». Трудно поверить, но 27 октября ему исполнится 60. Накануне юбилея Николая Петровича при скромном участии «МК-Бульвара» допросили его хорошие знакомые.



Алла Сурикова, режиссер:

1. — Однажды вы у меня потребовали повышения в чине. Как называлась картина и о каком чине шла речь?

— В картине «Чокнутые» Алла Ильинична собиралась снимать в главной роли другого актера. И потом просто так, поскольку мы друзья, предложила: «А давай попробуемся?» Я стал пробоваться на эту роль. И когда оказалось, что будут снимать меня, то пришлось заметить: «Он же корнет, надо его повысить и сделать поручиком». Так появился поручик Кирюхин.

2. — Как-то мы с вами поехали в Тольятти. Интересно зачем? Что мы там искали и что в результате получили?

— Речь идет о презентации той же картины. Мы поехали в Тольятти с легкой надеждой, что нам предоставится возможность приобрести автомобиль «Жигули» вне очереди. Ничего из этого не получилось.

3. — Побывали мы и в школе Красноармейска, где видели замечательных ребят, которые пели и танцевали вместе с вами. Что с ней сейчас?

— Это школа искусств города Красноармейска, ее художественный руководитель — мой друг Николай Александрович Астапов. Школу он создал удивительную, там уникальные дети, как мне кажется, а сам он потрясающий педагог, просто грандиозный, гениальный. И я, как могу, поскольку это школа Караченцова, стараюсь ее опекать. Сейчас администрация города выделяет ей довольно большой земельный участок под строительство целого комплекса центра искусств с концертным залом, интернатом. И когда он будет построен, то дети со всей России смогут туда приезжать и учиться. И когда из этого центра выйдет первый выпускник, посчитаю, что я не зря живу на этом свете. Место там уникальное. Это вроде бы и Москва, все-таки час езды от столицы, а с другой стороны, и не Москва вовсе, там очень красивая природа.



«МК-Бульвар», журнал:

— В кино вы играете в основном каких-то сумасбродов. А какой у вас в жизни был самый сумасбродный поступок?

— То, что я дал вам это интервью.



Алексей Рыбников, композитор:

1. — Кто и как учил вас музыке?

— Когда я был маленьким, мама приглашала к нам в дом человека, который начинал учить меня музыке. А так у нас в институте был предмет «вокал и музыкальная грамота». Дальше уже были самые разные педагоги. Мне повезло, что я попал в «Ленком», потому что там очень серьезно относятся к пластике, вокалу. И у нас, как вы знаете, есть музыкальные спектакли. В театре педагоги нам и голос ставили, и учили тому, как надо обращаться с микрофоном. А далее обучение уже шло в общении с каждым композитором, тем более когда он такой дотошный и требовательный, как Алексей Львович Рыбников, или Геннадий Гладков, или Владимир Востряков, или Лора Квинт. Они буквально с плеткой стояли надо мной и выбивали из меня именно те ноты, которые были написаны, а не те, которые воспроизводил мой голосовой аппарат.

2. — Как вы познакомились со своей женой Людой?

— Мы познакомились в театре «Ленком». Она пришла в театр позже, чем я. Там познакомились, там и поженились.

3. — Будете ли когда-нибудь курить сигары вместо «Примы»?

— Вот если брошу заниматься своей профессией… Сигары все-таки требуют основательности и покоя. Плед, сигара, коньяк, телевизор с футболом, и вот сиди себе около камина и кури. А у меня жизнь все время на бегу, и этому образу жизни соответствуют более те сигареты, которые я курю. Хотя курить вообще вредно.



Максим Дунаевский, партнер Караченцова по теннису:

1. — В финале одного из поединков теннисного турнира «Большая шляпа» ты встречался с Борисом Николаевичем Ельциным. Что это была за встреча, не расскажешь ли поподробнее?

— Дело в том, что соревнования турнира «Большая шляпа» проходят периодически. Но однажды главным призом этого турнира должна была стать игра с президентом страны. Я, честно говоря, до конца верил в то, что этот приз мы получим и что это было не просто так сказано. И действительно, по прошествии какого-то времени мне позвонили и сказали, что Борис Николаевич ждет и что если вам удобно, то в определенное время эта встреча может состояться. Соревнования были парные и проходили в зале приемов, где имеется теннисный корт. Борис Николаевич играл с Шамилем Тарпищевым в паре, а я с Борисом Ноткиным. Как мы ни боролись, все-таки проиграли. Счет был 6:3, 6:4, то есть борьба была. Но тем не менее преодолеть талант Тарпищева, который фактически закрывал собой весь корт, и бойцовские качества Бориса Николаевича мы не смогли.

2. — Работаешь ты по 30 часов в сутки безостановочно, как будто тебе мотор кое-куда подсадили, и так много лет. Тебе уже 60. Не думаешь ли иногда отдыхать и как?

— Поскольку действительно много работаю, то и некогда об этом думать.

3. — Есть ли у тебя самая любимая записанная тобой песня? И если да, то вспомни историю, связанную с ней.

— В каждую песню, если говорить всерьез, вкладываешься целиком. И она каждый раз новая, каждый раз самая дорогая. Сказать, какая самая-самая, практически невозможно. Но я благодарен судьбе и Льву Михайловичу Могилевскому, который помог нам с Максимом Дунаевским и Ильей Резником создать цикл, который называется «Моя маленькая леди».