Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Варварство

Илья Легостаев
1 ноября 2004 03:00
656
0

Милое личико, длинные ноги, светлые волосы. Таких, безусловно, берут в поп-звезды. Однако к внешнему поп-благолепию певицы Варвары прибавляются ум, четкое понимание своих музыкальных целей и приличный вкус. А это поп-старлетке противопоказано. Тем не менее Варвара не сдается. Ее альбом «Ближе» вступил в противоречие с системой радиоротаций, потому что звучит сложнее, чем требуется.

Милое личико, длинные ноги, светлые волосы. Таких, безусловно, берут в поп-звезды. Однако к внешнему поп-благолепию певицы Варвары прибавляются ум, четкое понимание своих музыкальных целей и приличный вкус. А это поп-старлетке противопоказано. Тем не менее Варвара не сдается. Ее альбом «Ближе» вступил в противоречие с системой радиоротаций, потому что звучит сложнее, чем требуется. «МК-Бульвару» Варвара рассказывает, как она дошла до такой жизни.



— Судя по вашей биографии, карьеру певицы вы никогда не планировали и все продвижения имели весьма спонтанный характер…

— Я и правда ничего такого не планировала, потому что не умею этого делать. Я, наверное, личность творческая, спонтанная и просчитывать, как бизнесмен, ничего не могу. Где-то подвернулся случай, где-то повезло. Но, с другой стороны, под лежачий камень вода не течет. Так что останавливаться нельзя. Любой проект в музыке живет пять лет. Потом нужен новый виток его развития, и, если этого не происходит, то все затухает. Вот сейчас я над этим витком и работаю.

— Говорят, что человеку творческому и спонтанному в поп-музыке с ее конвейером и форматами реализоваться очень трудно…

— Меня ужасно пугают все эти форматы. Не потому, что хочется делать что-то поперек, просто я не попсовая певица. Мне нужно, чтобы мелодия была интересная, тексты не глупые. У кого-то в попсе все отлично получается, но я так не могу. Я была бы смешной и неорганичной.

— Стройной симпатичной блондинке, наверное, трудно быть непопсовой. По крайней мере публика наверняка ждет от вас чего-то легкомысленного…

— Нужно идти на компромиссы. Конечно, хочется угодить себе, любимой, но, с другой стороны, хочется выходить на сцену и видеть поклонников. Для меня ужасно трудно найти эту золотую середину. Еще труднее понять, что означает «формат» в нашей стране. Вот мы записали одну песню с оркестром, и теперь никто не знает, что с ней делать. Если музыка не похожа на то, что делают другие, то на радио это уже не берут.

— Вы некоторое время работали со Львом Лещенко. Почему ушли?

— Я была вокалисткой и пела несколько своих песен в его сольных концертах. Расставаться было очень сложно, потому что там был налаженный механизм, а когда начинаешь работать сольно, то гарантий по поводу твоего будущего никто дать не может. Но мне просто хотелось стать самостоятельной девочкой. Лев Валерьянович очень добрый человек и никогда не обламывает порывы тех, кто рядом. Мне он всегда говорил, что мое дело — это этническая музыка, и, если я смогу ее доходчиво преподнести, то все получится.

— Получается?

— Суперхитов пока нет, но мы стараемся. Главное, что мы уже понимаем, как сделать этническую музыку модной и понятной. Многие же думают, что, если этника, значит, будут бить палкой по струнам.

— Иногда в этнодивы записывают и Бабкину, и Линду…

— Бабкина — это скорее фолк, и на ее лавры я не претендую. Линда — больше рок и мистика какая-то. Мне кажется, мы делаем что-то свое и эта ниша у нас пока не занята. Я много слушаю самой разной музыки и везде стараюсь найти то, что могло бы стать частью моей музыки. Стинг, Мадонна, Натали Имбрулия — мне очень нравятся их аранжировки. В России, к сожалению, очень сложно найти продюсера или саундинженера, которому можно сказать, что тебя не устраивает, и он сразу поймет, что вот здесь нужно выровнять линию бас-гитары, а здесь вывести вперед этнический инструмент.

— Вы до сих пор не в обойме, вас не зовут на большие сборные концерты, а песни не включают в популярные сборники. Вас это расстраивает?

— Все потому, что со мной непросто работать. У меня всегда в голове свои тараканы, то я это хочу изменить, то другое. А большие телеканалы предпочитают работать с более покладистыми людьми, которых устраивают корпоративные правила. Я была бы рада попасть в телевизор, но, с другой стороны, не хочу быть вагончиком в паровозе, который едет по кем-то проложенным рельсам.

— Как выглядит ваш типичный зритель?

— В последнее время стало много иностранцев. Наверное, нужно выпускать альбом на английском языке. Предложения есть, да и с языками я дружу. В общем, посмотрим.

— Вы могли бы себя представить на другой работе?

— В офисе точно нет, потому что я не могу сидеть на месте больше 15 минут. Хотя я в своем предприятии генеральный директор, так что приходится руководить. Еще у меня есть хобби, причем мужское. Рыбалка и охота. Все свободное время я стараюсь проводить именно на природе. Карелия, Тверская область, в общем, места, где есть настоящий лес, хорошие водоемы. Три дня подряд запросто могу провести с удочкой, меня можно даже не тревожить.