Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Высоцкие отношения

Илья Легостаев
29 ноября 2004 03:00
720
0

Таких артистов принято называть специфическими. Они плохо вписываются в сборные концерты, и самый лучший способ вникнуть в музыкальную суть того же Лепса — это сходить на сольное выступление. Недавно у Григория вышел DVD, где артист исполняет песни Высоцкого. Решение отважное, потому как всенародно любимые сочинения могут не то что не принести пользу, а навредить артисту. Уж очень просто с таким репертуаром сесть в лужу. Лепса эта незавидная участь миновала. О своем отношении к песням Высоцкого и не только Григорий Лепс сегодня рассказывает «МК-Бульвару».

Таких артистов принято называть специфическими. Они плохо вписываются в сборные концерты, и самый лучший способ вникнуть в музыкальную суть того же Лепса — это сходить на сольное выступление. Недавно у Григория вышел DVD, где артист исполняет песни Высоцкого. Решение отважное, потому как всенародно любимые сочинения могут не то что не принести пользу, а навредить артисту. Уж очень просто с таким репертуаром сесть в лужу. Лепса эта незавидная участь миновала. О своем отношении к песням Высоцкого и не только Григорий Лепс сегодня рассказывает «МК-Бульвару».



— Песни Высоцкого сейчас снова в моде. Их исполняют ради престижа, ради гонораров, ради телеэфиров, а среди исполнителей есть все — от Гарика Сукачева до «Отпетых Мошенников». Что вы думаете по поводу такой популяризации Высоцкого?

— Меня это просто радует, наконец-то хотя бы определенный слой населения услышит настоящие произведения, от которых можно получать истинное удовольствие, слушать великую поэзию, поставленную на нескольких обыкновенных, но пронзительных аккордах…

— Когда вы начали слушать Высоцкого и какие песни можно назвать вашими любимыми?

— С детства начал слушать. Еще отец слушал, я слушал вместе с отцом. Любимых много. «Моя цыганская» — особенно.

— Какой Высоцкий вам симпатичнее: тот, что звучит как сопровождение к официальным советским фильмам (например, «Вертикаль»), или бард, которого пытались запрещать?

— Я не разделяю два эти представления о нем. И тот и другой великолепен, и тот и другой запоминается навсегда, и тот и другой мною любим и уважаем. У него для меня нет плохих песен.

— Ваши любимые песни Высоцкого? В каком возрасте вы их услышали и какое они произвели на вас впечатление?

— Более поздние мне нравятся больше, чем ранние. Мне нравится то, что несмотря на свою гениальность, он все время рос, совершенствовался. Наиболее яркие его — всем известны. «Кони», «Охота» — люблю, но не пою. Такую песню если споешь, можно действительно умереть. Я пытался их исполнять на дружеских вечеринках — и после исполнения чувствовал себя не очень хорошо. Слишком эмоциональное, и забирает целую кучу энергии. Лет в 14—15 стал слушать Высоцкого основательно, начал задумываться о смысле этих песен. Чтобы они поразили как гром среди ясного неба — не скажу, не тот был возраст, когда бывают яркие вспышки. С годами становишься мудрее, слышишь другое и испытываешь другие ощущения. В детстве только букварь можешь прочитать. Юный возраст не располагает от серьезных вещей сходить с ума. Так что точную дату не скажу. За 30 тогда было…

— Многие ваши коллеги склонны обвинять современный шоу-бизнес во всех грехах. «Фабрика звезд» уничтожила гастрольный бизнес, однодневки не дают шанса пробиться настоящим музыкантам — и все в таком духе. Как вы себя ощущаете в актуальной музыкальной системе?

— Хорошо себя ощущаю. У меня есть свой слушатель, который будет слушать меня. За эфиры надо бороться, но обвинять во всем «Фабрику звезд», это бессмысленно — раз, неверно — два, на мой взгляд. Тот, кто думает по-другому, — его личное дело. Я вполне нормально работаю. Есть 10—13 концертов в месяц, и мне их хватает. Считаю, что их даже много. У нас с Евгением Кобылянским не развлекательная музыка, а серьезная, поэтому у нас нет 25 концертов в месяц, это очевидно. А «Фабрику» я смотрю, там много ребят, которые прекрасно работают. Определенный процент участников дает очень хороший уровень.

— А кто кроме некоторых «фабрикантов», на ваш взгляд, дает хороший уровень?

— С уважением отношусь ко многим своим коллегам, ко многим «коллегам» отношусь без уважения. У музыканта есть только один критерий качества: профессионализм и грамотное исполнение. Поражаюсь до сих пор уровню Иосифа Давыдовича Кобзона, очень профессионально владеет голосом, всем, я не представляю, как можно так работать — сутками напролет, и ни единой ноты не соврать. Суперпрофессионал! Хворостовский очень нравится — великолепное исполнение. Ветлицкая, кстати, прекрасно подает материал. Может, у нее и нет суперогромного диапазона голосового — но очень стильно, Валерия — супер. Алла Борисовна вне конкуренции, это из касты неприкосновенных, так как действительно профессионал своего дела. Коля Носков, Лешка Глызин, Сосо Павлиашвили, Валера Меладзе — ни к чему не придерешься, даже если очень захотеть. Вообще целый ряд музыкантов, пусть простят, если забыл кого, — ведь нельзя объять необъятное, очень много талантливых людей. За границей очень много профессионалов. Их масса, вашего журнала не хватит всех перечислить. У каждого своя музыка, подача, видение произведения, одну и ту же песню могут спеть несколько абсолютно разных людей, но по-разному и прекрасно!